Олимпиада 1980 года. Москва.

Личности в спорте и после завершения спортивной карьеры. Функционеры и руководители в профессиональном спорте.

Олимпиада 1980 года. Москва.

Сообщение Игорь » 30 июл 2020, 09:34

«Я не хочу брать на себя ответственность за эту победу». Сергей Котенко - об ОИ-1980.

Член мужской сборной СССР по водному поло из Казахстана Сергей Котенко дал интервью НОК, в котором рассказал об участии в Олимпийских играх, сообщает Prosports.kz.

«В общей сложности я выступил на трех Олимпийских играх. При этом участвовать готовился в пяти. В Монреале я стал самым юным участником Игр. К сожалению, несмотря на то, что мы выезжали туда за золотыми медалями, не смогли в итоге выйти в финал по определенным причинам: некоторые из наших игроков болели, кроме того, стечение обстоятельств не позволило нам завершить ту Олимпиаду на мажорной ноте. Так что ОИ в Канаде не стали для меня праздником, хотя я туда ехал в качестве чемпиона мира среди юниоров

Самые лучшие воспоминания у меня связаны с Олимпиадой в Москве. Мы выиграли эти игры красиво и достойно. Я рад, что мне удалось внести весомый вклад в нашу общую победу. Если на Олимпиаде в Монреале от меня мало что зависело, потому что на неё я попал не как основной игрок, а как подающий надежды ватерполист, то в Москве я выходил как основной игрок. На меня возлагали большие надежды и я старался оправдать их.

Что бы не говорили, кто сколько голов бы не забил - выигрывает всегда команда. И поэтому я не хочу брать на себя ответственность за эту победу. Да, я забил последний гол в ворота югославов, но его бы не было, если бы не работа всех игроков

«Мы выиграли Игры «Дружба-84», соревнования, которые были проведены вместо Олимпиады в Лос-Анджелесе. Мы обыграли тогда команду Венгрии. А югославы, которые победили на Играх в Лос-Анджелесе, проиграли нам за две недели до Олимпиады с разгромным счетом.

После этого мы провели еще несколько успешных лет. Выигрывали чемпионаты мира и Европы. К слову, если выиграешь ЧЕ, то ты реально самая сильная команда в мире. На моей памяти Олимпийские игры всегда брали только европейские команды: венгры, СССР, тогда Югославия, сейчас Сербия, Черногория, Хорватия, Словения, итальянцы и испанцы. Это так, для истории.

Мы три раза подряд были сильнейшими в Европе. Думаю, это никому сейчас не под силу. В 1983 в Риме, 1985 в Софии, в 1987 в Страсбурге... Подряд выиграть несколько ЧЕ - это очень сложно.

Что я хотел бы подчеркнуть - все эти годы, после ОИ-1980, в сборной СССР, вплоть до 1988, постоянно были игроки алматинского «Динамо», не считая меня.

Я постоянно был представителем сборной, ровно как и целое поколение казахстанских игроков проходило через нее. Не я один представлял интересы казахстанского водного поло: Ерлан Айбергенов, Аскар Оразалинов, Нурлан Мендыгалиев и Павел Волков. Целая плеяда игроков. Ну и наш клуб «Динамо» в то время был самым титулованным.

В 1981 алматинская команда "Динамо"выиграла чемпионат СССР. Это тоже знаменательное событие. И мы многие годы, практически 9 лет, были чемпионами, а также серебряными и бронзовыми призерами. Это говорит о качестве, силе казахстанского водного поло. У нас была хорошая скамейка. Водно поло в Казахстане и сейчас сильный вид спорта. Наши мужская и женская команда имеют все шансы в очередной раз участвовать в ОИ»,- сказал Котенко.
Водное поло -моя жизнь !
Игорь
Администратор
 
Сообщения: 12134
Зарегистрирован: 24 фев 2007, 19:59
Откуда: Россия

Re: Олимпиада 1980 года. Москва.

Сообщение Игорь » 30 июл 2020, 09:34

Сорок лет назад в этот день Вячеслав Собченко в составе сборной СССР по водному поло стал обладателем золотой медали на летних Олимпийских играх 1980 года.

В финальном раунде советские ватерполисты не проиграли ни одного матча, а уроженец Сталинабада Собченко стал двукратным олимпийским чемпионом. До этого он побеждал на Играх 1972 года в Мюнхене.

Родился спортсмен в солнечном Ташкенте 18 апреля 1949 года. Затем семью отправили в Сталинабад, где его мать работала главным инженером текстильного комбината — крупнейшего предприятия Таджикской ССР.

Учиться молодой человек поехал в Москву на совсем не спортивную специальность инженера. Впрочем, выбор будущего чемпиона был обоснован тем, что именно в Московском энергетическом институте была сильная вотерпольная команда.

И клуб молодой Собченко выбирал с расчетом: в "Торпедо" не было хорошего и известного вратаря.

В олимпийскую сборную попасть было непросто: даже в составе шли постоянные проверки. Но отточенное мастерство привело Вячеслава к Олимпиаде в Мюнхене, а затем и в Москве.

Впрочем, из золотых медалей для спортсмена ценнее всего — заработанная в Москве.

"В 1972-м я, как на лихом коне, с шашкой наперевес, в сборную влетел. Как, собственно, и вратарем стал: на первом же выездном турнире в 1965-м меня просто кинули в ворота, толком даже не объяснив, как там стоять. А вот уже после Мюнхена начался очень тяжелый промежуток времени. Блюменталь (тренер сборной СССР по водному поло Анатолий Блюменталь — ред.) не брал меня ни на чемпионат мира, ни на чемпионат Европы — никуда.

Я все равно старался карабкаться, карабкаться, карабкаться. В январе 1980-го ЦСК ВМФ играл с МГУ на чемпионате СССР, я два раза взял совершенно неберущиеся мячи. И только тогда Блюм, который уже не был главным тренером, мне сказал: "Да, Собченко, я тебя в свое время недооценил", — рассказал вотерполист в интервью РИА Новости.

После завершения спортивной карьеры Вячеслав Собченко долгое время работал тренером и по сей день трудится на должности начальника сборной команды России по водному поло.
Водное поло -моя жизнь !
Игорь
Администратор
 
Сообщения: 12134
Зарегистрирован: 24 фев 2007, 19:59
Откуда: Россия

Re: Олимпиада 1980 года. Москва.

Сообщение Игорь » 30 июл 2020, 09:38

Михаил Иванов: «Динамовцы внесли свою лепту в финал»

Дата 29 июля 1980 года красными буквами вписана в историю отечественного водного поло. Именно в этот день сборная СССР победила команду Югославии и стала Олимпийским чемпионом во второй раз в истории. Михаил Иванов, центральный нападающий и лучший бомбардир той самой олимпийской сборной, которую называли «Красная машина», а сейчас тренер центральных нападающих ватерпольного клуба «Динамо» поделился с нами воспоминаниями об атмосфере, царящей в Москве летом 1980-го года.

— Москва начала готовиться к Олимпийским играм примерно за год. Столица сильно украсилась, улицы начали очищать от нежелательных элементов, впускали в город по специальным пропускам.

За месяц до начала Игр мы жили в санатории, расположенном по Киевскому направлению, в Валуево. Кормежка была очень сильная даже для нашей команды, люди, которые жили там, наверное, удивлялись, ведь мы питались в отдельной комнате. Ну это понятно, там была красная икра, все дела.

Москва была просто идеально чистая, как будто шампунями ее отмывали. По дороге, когда мы ездили на тренировки в бассейн «Чайка», встречалось очень мало народу. Так, прогуливался кто-то.

Мои родители, как и все жители столицы, наверное, были довольны — в магазинах появились продукты, в том числе иностранные. Тогда многие первый раз увидели финскую продукцию, соки разные. Я впервые попробовал чай в банках. Сейчас это ни для кого не в диковинку уже, а тогда…

Народ начал появляться перед самым началом Олимпиады. Многим выдавали билеты в качестве поощрения за хорошую работу, и они начали съезжаться со всех концов Советского Союза. Почти на всех соревнованиях стадионы были заполнены.

Какого-то напряжения и усиленной охраны заметно не было. Да, были люди и в форме, и в штатском, но в рамках разумного, все-таки безопасность надо было обеспечивать.


— Ощущалось ли давление на сборную? Все-таки политическая ситуация в то время была напряженная и значимость Игр, в связи с этим, возрастала.

— Никаких ярко выраженных политических моментов, был обычный спортивный настрой.



Вот когда мы в 1979 году поехали в Северную Америку играть с канадцами, там произошел такой инцидент. Нас обвиняли в том, что мы захватили Афганистан. Но на самой Олимпиаде в Москве все сильнейшие команды были из капиталистические стран: Италия, Испания, Венгрия, Югославия.

Когда я был в Сеуле [Олимпийские игры 1988 года, на которых сборная СССР заняла 3 место, прим. автора], там сама олимпийская деревня была огорожена, и поделена на сектора, где жили команды. Пройти между секторами было невозможно, стояли полицейские. У нас в Москве такого не было. В олимпийской деревне, расположенной на юго-западе, был общий забор, заходили на территорию и внутри свободно гуляли. Там в каждом доме жила какая-то делегация, но все ходили по одной аллее. Был культурный центр, в котором проходили дискотеки. Предусматривались места, где можно было помолиться представителям разных религий. Перед каждый домом располагались площадки, все сидели, общались. Потом нам рассказывали, что были различные инциденты, например, кто-то хотел через забор залезть — но до спортсменов эта информация не доходила, настолько хорошо работала служба безопасности. Нас ничего не касалось, был только спорт.

— Какие расклады на тот момент были во внутреннем чемпионате?

— Почему тогда собралась хорошая сборная? В ней были представители из Казахстана, Узбекистана, Украины, Россия… Много представителей из Москвы. На тот момент в одной Украине было команд пять, которые играли в высшей лиге, у каждой был свой бассейн. И в каждой команде были кандидаты. Так же было в других республиках, только Прибалтика чуть-чуть отставала. Там тоже было водное поло, но они играли в первой лиге. В высшей лиге было 12 команд. Мы с «Динамо» были чемпионами, ЦСКА, МГУ, Алма-Ата. Ситуация была такая, что призеры могли проиграть последнему месту. На каждую игру надо было настраиваться, проходных матчей не было. Наш тренер, Гиви Петрович Чекваная, переживал часто — особенно когда играли с грузинами, ведь он и сам был грузин. Говорил: «Посмотрите на себя, бледные все, а грузины все огромные, загорелые, волосатые», — так настраивал нас на игры. Расслабляться нельзя было. Особенно в кубках, когда всё решала одна игра — очень сильный уровень был.

— Как готовили сборную к этой Олимпиаде?

— После победы на Олимпиаде в 1972 году и на Чемпионате Мира в 1975 году началась чехарда поражений, сборная частенько занимала 4-е место, ниже не опускались, но и выше не могли подняться. Я попал в сборную после 76 года, когда мы поехали на матчевые встречи со сборной Венгрии, под руководством Леонида Осипова, нашего олимпийского чемпиона 1972 года. Была экспериментальная команда, мы выиграли один из двух матчей, но потом что-то не сложилось. После чего в сборной появился Семенов, который в том же 1972 году был вторым тренером, но и ему не хватило чуть-чуть. Сборная, которую он возглавлял, в 1978 году на чемпионате Мира заняла 4 место. Я тогда тоже был кандидатом, но не попал в команду по не спортивным причинам — меня подвела дисциплина. Зато я попал в юниорскую сборную к Борису Никитичу Попову, и мы выиграли чемпионат Европы в Венгрии, первый раз в истории.

После этого в 1979 году было принято решение поставить руководителем команды Попова и началось формирование сборной для подготовки к домашней Олимпиаде. Было создано даже две команды, одна из ветеранов и мы, молодые, которые поехали на Универсиаду. Правда заняли второе место, проиграли сборной США в финале, и это подстегнуло нас, хотя американцы на тот момент были не самыми сильными.

Попов оставил из основной сборной трех ветеранов, которые были олимпийскими чемпионами 72 года: Баркалов, Кабанов и Собченко, а остальные были — молодежь, такие кони от 22 до 24 лет, которых ветеранам предстояло сдерживать и обучать. Человек 5 кандидатов было из той юниорской сборной. Начали планомерно готовиться, на каждое место было по 3-4 человека, одних центральных нападающих только в каждой команде по двое, и обоих можно было довести до уровня сборной. Борис Никитич обладал уникальным чутьем на игроков, дал нам, молодым, шанс. Сборная была укомплектована окончательно перед самым началом игр. Это когда соревнования проводятся за рубежом все уже за месяц знают состав, а тут держали информацию в секрете до последнего момента. У нас был психолог в команде, Альберт Агаиссович Кастонский ходили к нему общаться, спрашивали: «Как?», «Кто?», «Когда?». В общем не как сейчас, тогда люди ждали вызова в сборную и бились за попадание в состав, был точечный отбор.

И вот дня за 4 до старта объявили состав, команда из Валуево перебралась в олимпийскую деревню. Ездили тренироваться в «Чайку», первые игры проводили в «Лужниках».

— Помогло ли вам в психологическом плане, что в сборной было много динамовцев?

— Вокруг нас было хорошее окружение. Легендарные Петр Яковлевич Мшвениерадзе и Борис Дмитриевич Гришин, вторым тренером сборной был Вячеслав Александрович Скок. Мы были молодые, присутствовал какой-то мандраж, поэтому нас поддерживали. На каждом сборе была конкуренция, приглашали людей на твое место, которые подстегивали. Конечно, не было такого, что «ты динамовец, мы тебя протолкнем». Тогда просто все работали так — на бортике ты мой друг, а в воде попал, подрались — извини, каждый бился за место, конкуренция. ВО время турнира огромная психологическая помощь была от трибун — они были заполнены до отказа. На Чемпионат СССР приходило, конечно, много народа, но… Закрытый бассейн в Олимпийском был полностью забит. Люди приезжали с разных регионов, делегациями, болели просто очень здорово. Наверное, я первый и последний раз такое видел.

— Высокая конкуренция, наверное, и объясняет тот факт, что в итоговом списке 10 лучших бомбардиров турнира не было ни одного представителя СССР?

— Как говорили в то время, команда, выигравшая в 1972 году Олимпиаду — команда звезд, а у нас — команда звезда. Нас тогда, как и хоккеистов, и гандболистов называли «Красной машиной». До такого идеального состояния была доведена команда, внутренняя обстановка. Хотя, по сути, каждый игрок был звездой.

По результативности я стал лучшим в нашей команде, 10 мячей забил, Котенко, Баркалов и Мшвениерадзе — по 9. Практически каждый забил ровно столько, сколько было необходимо для победы.

— Повлияло ли на общий расклад сил в турнире ватерполистов то, что не приехали американцы и ФРГ?


— На тот момент американцы только начинали входить в элиту, были примерно в шестерке. А так ожидали наибольшего соперничества с венграми, югославами, итальянцами и испанцами — это были на тот момент ТОП команды, где выступали великие игроки, они все участвовали в турнире. Голландцы были все под 2 метра ростом, с ними было очень сложно играть. Игры с венграми и югославами были нервными и для них, и для нас. Ситуации были разные, могло и туда и сюда залететь. В финале вели 2 мяча постоянно, но не возьми где-то Шаронов, не перехвати или не забей на последней секунде…

В первой игре финальной части мы попали на Венгрию. Это была игра за первое место. В итоге они после поражения от нас еще югославам проиграли, психологически им тяжело было. С Испанией в предварительной части мяч в мяч игра складывалась, а в финальной стадии 6-2 победили. Это был день, когда Высоцкий умер. Нам официально не говорили, но мы, конечно, уже знали. Переживали, к нему очень хорошо всегда относились.

— Вспомните какие-то особенные моменты Олимпийского турнира?

— Незабываемые эмоции. Первый матч, Олимпиада, готовились несколько лет. Для меня это первые Игры. Я узнал историю Олимпийских игр, когда учился в школе. Потом Олимпиаду 1972 года наблюдал воочию, на тот момент не знал еще, что такое водное поло, знал футбол, хоккей. Победа в Мюнхене меня подхлестнула, пришел заниматься и сразу понял, что секция — это профессионально, это не во дворе футбол гонять. И вот тогда сам себе поставил задачу победить на Олимпиаде. Я и сейчас молодежи говорю — сам себе задачу не поставишь — никто тебе не поможет. Тренер может научить, подхлестнуть, но у тебя должно быть стремление. Я в 14 лет начал заниматься водным поло, а через восемь лет я уже попал в Олимпийскую команду.

Ни с чем не сравнится накал на Олимпийских играх. Был момент с венграми, я мог решить исход матча, счет 5-4, обыграл игрока, но венгерский вратарь Мольнар меня переиграл. Это мое пижонство, хотел красиво забить гол, а он в последний момент рукой сыграл и вытащил. В следующей атаке зарабатываю пенальти, бьет Гришин — не забывает. Нервная игра была.

Что осталось в памяти о финальном матче?

Настрой, конечно, был колоссальный, такого даже в Сеуле потом не было. Финал играли в Олимпийском, полные трибуны. Нервы были на пределе, осталось чуть-чуть до победы, тем более играем в Москве. Гандболисты вот перенервничали. Как сейчас, вижу, Каршакевичу бросают «парашют», и он не забывает из выгодной позиции. Забей — они берут золото.

А у нас игра вечером, утром разминка, время тянется медленно, хочется все побыстрей да побыстрей. Выходим. Трибуны не замолкали и во время игры, и в перерывах. Родители смотрят с трибуны. На единственную игру я взял им билеты, говорю — что бы я вас не видел и не слышал. Было такое чувство что увидишь и все… Старался по сторонам не глядеть.

Команда соперников была, конечно, очень сильная, два вратаря особенно. Мы все время вели в счете, но югославы были всегда рядом. Решающие голы забили Акимов и Котенко. Я два забил, Мшвениерадзе… Наши голы не были решающими в матче, но динамовцы внесли свою лепту в финал.

Финальный свисток, и первое что интересует — мячи… Перед игрой их было много, в корзинах и в разминочной ванне, но там же помимо нас еще было много желающих — судьи, персонал… Смотрим — мячей нет. У Гришина вот остался, и я сумел взять мяч, который у судьи на флажках был. Успел крикнуть, что бы он никуда не девал его. Все на нем расписались, но я его потом подарил Людмиле Баркаловой, супруге нашего великого ватерполиста Алексея Баркалова, когда приезжал в Киев на годовщину его смерти. А у Гришина мяч остался, видел недавно фотографию в Фейсбуке.

Вышли, стоим на бортике, даже фотография эта есть, хотя не помню самого момента. Я, Гришин и Мшвениерадзе. Стоим обнимаемся, а вокруг практически все
представители нашего ватерпольного сообщества, которые были рядом, судьи, тренеры. На тот момент, конечно, не было понимания свершившегося. Это потом уже, во время награждения слезу дали, когда гимн играл. Потом под рукой оказалось шампанское. Не знаю, заранее готовили или нет, но оно у нас было. На закрытие мы не ходили, приехали в олимпийскую деревню, команда в полном составе, никто не разъехался. Приехал президент федерации и привез нам документы на Заслуженных мастеров спорта. Смотрели закрытие по телевизору, потому что хотели сами отметить и на следующий день разбежаться. Майту Рийсману, по-моему, в этом же доме дали потом квартиру.

— Кстати, как обстояли дела с премиальными на тот момент? Автомобили не дарили?

— Перед Олимпиадой обещали до десяти тысяч рублей, «Волга» тогда стоила 6-7 тысяч. Из-за того, что американцы не приехали, расклады поменялись. В итоге нам заплатили по четыре тысячи, на «Жигули» хватило бы. Но ни о чем другом речи не было.

В этом смысле благодарен «Динамо», за мой труд Общество выделило квартиру. Я женился сразу после школы, в 18 лет. Первую квартиру мы получили после рождения первого ребенка, а второй родился уже когда мы готовились к Сеулу, и «Динамо» мне дало трехкомнатную квартиру. Да, таким образом восполнялись наши старания и затраты, физические и моральные. Так же относились к игрокам, не выступавших в сборной, или приезжавших из других команд — обеспечивались всем необходимым. Как сейчас с этим — я не знаю, но вряд ли как в Советском Союзе — за твой труд бесплатно дают квартиру.

— Что дала победа на Олимпийских Играх водному поло в стране?

— До 1980 года было затухание, как и сейчас идет, только сейчас существенно дольше. Но в то время всегда попадали на Олимпиаду. А с 1980 года не проигрывали ни одного международного соревнования долгое время.

Жалко, что политические моменты не позволили нам полететь в Америку в 1984 году, в то время расцвет был, большинству по 24-26 лет. Не проиграли ни одного турнира, в котором участвовали, как я уже говорил, и потом мы доказывали свою силу, в 1985 и 1987 Европу выиграли.

Потом пошла следующая плеяда. Мы передали им эстафету и на победной волне они продолжили славные традиции нашего водного поло.

Обычно как бывает, игрок молодой попадает в команду и его начинают «округлять» — «туда не бей», «пас отдавай» и т. д., Это ветераны команды делают, помимо тренеров. Так было со мной, Баркалов, Кабанов и Собченко нас тогда «округляли», так же им мы потом следующих ребят — Апанасенко, Вдовина, Наумова, Маркоча и других. Попов их вводил в сборную, а мы им помогали, и они выигрывали.

— Плавно мы приходим к современным проблемам водного поло. Вы говорили, что на Олимпийских играх собирались полные стадионы, а во внутреннем чемпионате как обстояли дела с популярностью вашего вида спорта? Было так же печально, как и сейчас


— Нет, конечно. Во всех республиках была заинтересованность в водном поло. В каждой республике была команда мастеров, значит выделялись деньги, были бассейны, где они занимались, был интерес. Сейчас все затухло. Ну в Грузии кто-то из правительства стал положительно относиться к водному поло, Чомахидзе пригласили, он был хорошим игроком, и уровень стал подниматься немного.

Вообще все проблемы начинаются с юношей. Где у нас сейчас школы? Они разбросаны по 25 метровым бассейнам. Любительские клубы, фитнесы — все называют себя ватерполистами. А раньше все было централизовано. Начиная с ведомственных команд, ЦСКА и «Динамо» и далее — везде уделялось внимание юношескому спорту. Сейчас бы сделать как в Советском союзе, дать клич и на протяжении года разрешить детям бесплатно идти заниматься в любые секции, хотя бы набрать людей. Многие из тех, кто могут и хотят заниматься — не ходят, у них денег нет, и они идут покурить за гаражи.

А нас ведь так и собирали — со дворов. Хоккеисты и футболисты того поколения, если почитать биографию, все со двора вышли, все не были пай пальчиками. Популярность вида спорта идет от того, какое к нему отношение на верхах. Раньше показывали матчи чемпионата по телевидению, по Первой программе. Приглашались лучшие комментаторы, игроки выступали как эксперты, показывали целый матч.

В газетах на первых страницах были таблицы, результаты матчей, репортажи. Например, я увидел, что такое водное поло, потом как-то прочитал на столбе объявление — «секция водного поло «Динамо» объявляет набор», поехал и записался. Был отсев, был отбор.

А сейчас — «возьмите моего мальчика». Но родители не понимают, что он не тянет. А другим лучше пойти в хоккей и уехать за границу, где платят деньги. Но это же не каждому дано. Например, Овечкин — когда был маленьким, играл в водное поло у Польщикова. Мама с папой его привели, для общего развития. Конечно, они тогда знали, что он будет профессионально заниматься хоккеем, но он и в водном поло проявлял характер, плавал, старался.

Конечно, нужны победы. Нет побед, нет рекламы. Водное поло не очень смотрится по телевизору, рекламных площадей нет, денег не приносит.

В Италии, например, развивается этот вид спорта на море. Мы тоже раньше проводили сборы в Туапсе, рядом со стадионом был пирс, где располагались четыре площадки, ездили туда летом, тренировались. А сейчас построили один пятидесятиметровый и все, вроде еще один в Орленке есть и все.

Сейчас в Москве две команды, даст Бог возродят еще одну. ЦСКА и МГУ — великие команды были. И это реклама, МГУ — в университете. ЦСКА — весь военно-морской флот знал, что у них команда. Мы были пограничники, для них «Динамо» — гордость. Сейчас такая плотная связь с ведомствами утеряна, а ведь на этом строится популярность, от взрослых передается детям и так далее.

Источник: Пресс-служба ВП «Динамо» Москва
Водное поло -моя жизнь !
Игорь
Администратор
 
Сообщения: 12134
Зарегистрирован: 24 фев 2007, 19:59
Откуда: Россия

Re: Олимпиада 1980 года. Москва.

Сообщение Игорь » 30 июл 2020, 09:43

«Перед Играми в Москве он хотел уйти из команды. Мама удержала». Интервью сына чемпиона ОИ Владимира Акимова

Роман Акимов — о великом отце, водном поло и сохранении спортивного наследия.

В последний раз наши ватерполисты выигрывали Олимпийские игры ровно 40 лет назад. 29 июля 1980 года состоялся матч с Югославией, который можно назвать финальным. Тогда в сборной СССР были действительно топовые игроки. Один из них — Владимир Акимов. В Москву он приехал уже суперзвездой. А его знаменитые голы в ворота непобедимых венгров и югославов до сих пор считаются эталонными.

К сожалению, в 34 года Акимов ушел из жизни. Обстоятельства его смерти до сих пор остаются загадкой. Sport24 поговорил с сыном олимпийского чемпиона Романом. Он знает все не только о жизни отца и Олимпиаде-80, но и том, как сложно сейчас сохранить память о великих чемпионах.


Детские воспоминания, необычная открытка на день рождения.

— Расскажите о своем детстве.

— Мое детство сложно назвать уникальным. Я видел папу несколько раз в году. Через это все дети чемпионов прошли. Он постоянно был на сборах, потому что играл за самый сильный клуб страны ЦСК ВМФ, а также выступал за сборную СССР.

— Как он старался компенсировать свое отсутствие?

— Он много времени проводил со мной, когда был дома. Мы гуляли, играли. Папа привозил игрушки из-за границы, одежду, которой у нас нельзя было найти. Я рос модным ребенком, весь в фирме (смеется). Он очень меня любил.

Самое поразительное — его открытка, присланная с какого-то сбора. Я тогда еще не понимал ничего, потому что мне только исполнился годик. Он меня поздравил, пожелал крепкого здоровья, счастья. Я нашел ее уже после смерти папы. Она очень мне помогла.

— Каким образом?

— Я нашел ее в нужный период. В жизни я человек мирный, несмотря на то, что прошел улицу, но в школе старшие ребята пытались обижать. На каком-то этапе я начал заниматься спортом, возлюбил Арнольда Шварцнеггера и Сильвестра Сталлоне. И вот нашел открытку. Пожелание отца замотивировало меня тренироваться запрещено. В школе меня перестали обижать, боялись больше. Так я начал защищать слабых и творить добро (смеется).



— Как познакомились ваши родители?

— Они познакомились очень рано. Мама еще в школе училась. На Октябрьской в кафе «Шоколадница», которое и сейчас существует. Он ей сразу сказал: «Ты будешь моей женой!» Мама посмеялась, а в 1976 году вышла за него замуж. Бывают же такие удивительные вещи в жизни.

— Что она рассказывала о нем?

— Она всегда рассказывала о нем как о великом игроке. Я общаюсь со всеми ныне здравствующими игроками той золотой сборной и его одноклубниками. Они отзываются о папе как об уникальном спортсмене. Мама все это хорошо помнит.

— Почему вы не стали спортсменом? Все же гены у вас располагали к этому. Многие, наверное, удивляются, что вас вообще занесло в творчество.

— Родители не горели желанием отдавать меня в профессиональный спорт. У меня же не только папа был спортсменом, но и мама. Она мастер спорта по плаванию. Вся династия Акимовых многого добилась в спорте.

Я, конечно, занимался спортом, но это было не водное поло. Даже мячик в руках никогда не держал. Как-то меня позвали поиграть, а я говорю: «С такой фамилией я не имею права к мячику прикасаться».

У меня очень хорошая генетика. Причем настолько, что я никогда для себя не считал спорт чем-то серьезным. Я знал, если буду плавать, стану чемпионом. И мне казалось, что это какие-то легкие деньги (смеется). Вот такой парадокс. Если через две недели скажут о съемках для обложки журнала, я уверен, что возьму штангу и буду выглядеть здорово на снимках. В этом плане природа постаралась.

Правда, со спортом все равно вышел парадокс. Я не скажу, что он прошел мимо меня, но занимался им только для укрепления здоровья. Было время, когда я играл в баскетбол, пробовал себя в кикбоксинге, но ни на какие соревнования не ездил. Так и вышло, что я оказался творческим человеком. С детского сада уже выступал, не мог жить без сцены. Считаю большим достижением, что моя профессия ведущего мероприятий пересеклась с заслугами папы.

— Расскажите.

— Это произошло в 2016 году. Мама неожиданно прислала ссылку на статью в СМИ, что «завтра в бассейне ЦСК ВМФ состоится открытие Аллеи славы олимпийских чемпионов клуба». Я начинаю выяснять, кто это делает, почему об этом нет никакой информации. Вышел на организаторов, меня пригласили на встречу.

Тренер Айрат Закиров занимался этим мероприятием и предложил сказать пару слов как родственнику, уточнил, не испугаюсь ли. Я говорю: «Не переживайте. Я актер, ведущий. Вообще не боюсь микрофона». И тут все вспомнили, что забыли про ведущего. Они и предложили провести открытие. Большая честь для меня была произнести фамилии отца и дяди, когда проходила церемония. Вот такая связь времен получилась.



— В какой момент вы поняли, что ваш отец по-настоящему крут, что у него особенная профессия?

— В детстве я воспринимал это как должное. С возрастом я стал собирать материалы о нем. В начале 2000-х, когда появился интернет, сделал первую страницу о папе на своем сайте. Ее продублировали многие, потому что она была единственной в своем роде. Потом люди стали находить меня, делиться своими материалами. Вот эта деятельность, пожалуй, и помогла мне оценить все его заслуги.

Олимпиада-80 и покупка записи финального матча.

— Кажется, жизнь Владимира Ивановича делится на две половины: до 1983-го и после. Давайте поговорим о том, что было до этого года. Какой вы видите спортивную династию Акимовых после всего, что удалось узнать?

— У папы была большая семья — пять человек. Сестра Татьяна сейчас живет в Германии. Мы с ней стараемся поддерживать отношения. Старший Николай выступал в команде Черноморского флота. Практически не помню его. Он редко выезжал из Севастополя. Мой дядя Анатолий — олимпийский чемпион 1972 года. Это было первое золото в водном поло для страны. Виктор — многократный чемпион СССР и Европы. Он тоже жив. А папа был самым младшим. Ему уже удалось собрать все титулы, которые тогда существовали.

Был, кстати, период, когда все братья играли за ЦВСК ВМФ (раннее название команды. — Sport24). Я даже нашел статью, с которой вышла анекдотическая ситуация. Журналист взял интервью у Акимова и пошел к следующему игроку. На вопрос «как вас зовут?» опять услышал «Акимов». Он подумал, что над ним издеваются. Потом уже узнал, что это три брата. А недавно увидел какую-то допотопную фотографию, на которой стоит Акимов с какими-то другими инициалами, что даже отчество не совпадает. Начал спрашивать у мамы и узнал, что в команде выступал их однофамилец.

— Была ли у кого-то из братьев зависть к успехам Владимира? Многие сравнивают его с Анатолием.

— Сложно сказать. Я этого всего не видел, да и от мамы ничего не слышал. Они, конечно, были эмоциональными и вспыльчивыми людьми. Без конфликтов не обходилось, но не могу сказать, конкуренция ли была виной. Они же абсолютно разные по стилю игры.

Анатолий — как человек-гора. Его боялись. Физическая сила — главный конек дяди. Даже анекдот про него до сих пор рассказывают ватерполисты. Какой-то итальянец перед игрой подошел к судье, за ручку подвел к Анатолию и попросил перевести: «Водное поло не бокс. Напомните ему, пожалуйста. Мы хотим просто играть. Не надо нас бить». У него был такой подход.

Папа же был очень мягким, гибким и думающим защитником. Он даже без какой-то внушительной физической силы сдерживал соперников. Думаю, дядя сыграл огромную роль в его жизни. У меня есть дневник, который папа вел в 19 лет, и там он пишет о своих спортивных целях, переживаниях от проигрышей.

— Мне кажется, что жены военных и спортсменов чем-то похожи. Героические женщины. Расскажите, как маме удалось удержать вашего отца от того, чтобы все бросить перед Олимпиадой? Этого золота могло и не быть.

— Очень хороший пример про жен военных. Применительно к моему папе — два в одном. Он же еще и офицер ВМФ.



Исторически сложилось, что сперва у дяди Анатолия, а потом и у папы случился конфликт с главным тренером ЦСК ВМФ Александром Шидловским. Никто до сих пор не знает, с чем это связано. Многие пишут, что Шидловский переложил на Владимира свое отношение с Анатолием. Я общался с Майтом Рийсманом, который тоже был в олимпийской команде, и он сказал: «Попов и Шидловский — два разных тренера, но один смог найти подход к игроку, а у другого не получилось».

Мама прямо говорила, что тренер гнобил отца, сажал на скамейку запасных, когда он уже был олимпийским чемпионом. Для игрока это было унижением. Перед Играми в Москве он реально хотел уйти из команды, переехать в Питер. Мама удержала его, сказав: «Держись и терпи!»

Попов его потом заметил и пригласил в сборную. Я ему потом тоже задавал вопрос: «Он сидел у Шидловского на скамейке, а вы его взяли. Почему?» Попов ответил: «Я же видел, что он сильный игрок. Не было других вариантов».

Для отца Олимпиада стала переломным моментом. Александр Кабанов, который был капитаном той сборной, мне в интервью сказал: «У Володьки на Олимпиаде будто открылось второе дыхание. Он начал играть, как никогда не играл». Думаю, что это связано с его детскими мечтами. Тогда его звезда загорелась.

Возвращаясь к роли мамы в этой истории, после церемонии награждения он надел ей на шею медаль со словами: «Это твоя награда!»



— Вам было три года, когда началась Олимпиада. Не все дети помнят, что было в этом возрасте, но для этого есть родители. Что рассказывали?

— Даже я немного, но помню. Когда спортсмены выходили на стадион, я увидел папу с трибуны и начал кричать: «Папа! Папа!» Он увидел меня и помахал. Люди, сидящие в нашем секторе, были в восторге. Правда, насколько я помню, по протоколу они должны были вести себя позитивно и сдержанно реагировать на трибуны.

— В интернете можно найти только кусочки матчей сборной. Финального же с Югославией нигде нет. Вы рассказывали, что пришлось выкупить запись. Как вообще это происходит?

— Не знаю, изменилось ли что-то с 2013 года, но, думаю, скорее нет, чем да. Я долго искал игру за олимпийское золото, постоянно заходил на сайт «Гостелерадио». И вот однажды запись там появилась. Я обратился с просьбой получить ее. Мне сказали, что МОК запрещает давать эти материалы, на них наложено какое-то авторское право. Вообще не ясно, почему это. В интернете есть все трансляции с Олимпийских игр, но без водного поло. Я долго объяснял, что родственник и не собираюсь никому продавать запись. Заполнил какие-то анкеты, приложил паспортные данные и отправил. Меня проверили и разрешили выкупить игру. Уже даже не помню за сколько. Потом я подписал договор, где указаны штрафные санкции. Игру записали на диск и поставили специальный маркер, по которому они могут понять, что появление видео в сети исходило от меня.

Когда запись была у меня, я собрал игроков той сборной, которая была лучшей на Олимпиаде-80, чтобы они могли посмотреть матч. Это была нужная встреча. Они впервые ее тогда видели. Вообще не понимаю, почему игра пылится в архивах.

— Вы недавно принимали участие в конференции, где олимпийские чемпионы Михаил Иванов и Сергей Котенко комментировали тот матч. Как это было? Что необычного было в игре вашего папы?


— Эта история случилась в разгар пандемии. Ко мне обратились детские ватерпольные клубы, которые остались без тренировок, но у них была возможность пообщаться с Ивановым и Котенко. Все было на некоммерческой основе. Ребята просто хотели увидеть ту игру. Мы рискнули и посмотрели запись. Получилось очень здорово. Я понял, что мы все сделали не зря.

Несмотря на бойкот, в Москве были все сильные ватерпольные сборные мира. Как ни странно, но самым важным считался матч с венграми. Игра закончилась со счетом 5:4, и решающий мяч забил папа. Все игроки единодушно говорят, что после той победы стало ясно, кто будет чемпионом в Москве. В финале с югославами наших устраивала ничья, но за несколько секунд до сирены Котенко забросил восьмой мяч, и сборная СССР выиграла Олимпиаду.



Парадокс, но амплуа папы — не про голы в ворота. Вот только он умел забивать мячи, которые часто меняли ход игры. И главное — как это было красиво. Кабанов мне однажды сказал такую вещь: «Сейчас водное поло стало не то вольная борьба, не то кэтч (профессиональная борьба, в которой разрешены любые приемы с целью положить противника на лопатки и удержать его или заставить сдаться. — Sport24). Володя был сильным игроком, но играл в настоящее водное поло, был думающим игроком. Этого сейчас не хватает современному водному поло. Люди почему-то уходят в трюкачество, борьбу».

Проблемы в команде, развод и загадочная смерть

— Говорят, после поездки в Грузию все пошло наперекосяк. Странно выглядело, что Михаила Иванова лишили денег, а вашего отца исключили из сборной. Несправедливо вышло. Удалось понять, что там все же случилось?

— К 1983 году история с Шидловским дошла до какой-то критической точки. Папа начинал понимать, что не особо нужен в ЦСК ВМФ. У него на этом фоне началась депрессия, проблемы с алкоголем, да и конфликты в семье. Даже у мамы ничего не получилось сделать. Ей уже звонили из сборной и объясняли: «Несмотря на заслуги, держать в команде больше не можем». В 83-м они развелись.

Он действительно слетел с катушек. Я задавал Попову вопрос про Тбилиси, правда, его там не было. В Грузию команда полетела со вторым тренером Вячеславом Скоком. Попов сказал мне, что проблем с алкоголем в сборной у папы он никогда не видел.

После победы спортсмены летели домой с огромными бутылками вина. Не понимаю, как они на борт их пронесли. Тогда гулял весь самолет. И были не только ватерполисты, но и пловцы с прыгунами. Все выпивали. Кто-то сообщил об этом. Меры решили принять. Возможно, наказания для Иванова и Акимова были разными, потому что спорт тогда был молодым. Возраст мог сыграть свою роль. Редко кто после 30 продолжал выступать, а папе как раз исполнилось.

Когда его убрали из сборной, все были в шоке. Ватерполисты же все дружили вне бассейна. Во время Олимпиады у нас дома были и венгры, и югославы. Встречались, правда, тайно, потому что в СССР за этим КГБ следил. Даже телефоны прослушивались. В общем, тот год стал переломным. Он ушел из ЦСК ВМФ в «Торпедо», но громких побед уже не было.


— Не всем детям удается смириться с расставанием родителей. У вас очень теплое отношение к отцу. Это значит, что вы адекватно восприняли его уход?

— Конечно. Несмотря на развод, мы с ним часто встречались. Мне никто никогда не запрещал этого. Он меня возил в бассейн, мы с ним плавали. Был очень трогательный момент, когда папа катал на себе кролем. Я только успевал воздух ртом хватать. Это было незадолго до его смерти. Потом ощущал такое же, когда с дельфинами плавал.

Я очень благодарен семье, что в 10-летнем возрасте меня взяли на похороны отца. Было тяжело, но я смог с ним попрощаться.

— Когда вы разбирались в истинных причинах смерти отца, что узнали?

— Я не склонен идеализировать отца. Понимаю, у него были плюсы и минусы. Никто не знает, что там произошло. Кто знает, может, в этом есть и степень его вины. Теперь это загадка истории. У него в жизни было много конфликтных ситуаций.

Когда я занялся своим расследованием, узнал больше позитивного об этом дне. Моя бабушка рассказала, что он изменился ближе к смерти. Папа носил вместо крестика медаль чемпионата мира в Эквадоре. Она ему давала какие-то внутренние силы. Понял, что нужно начать жизнь с нуля, найти работу.

Была драка в сквере на Автозаводской. Он получил серьезную черепно-мозговую травму. Его явно ударили чем-то тяжелым. И было там несколько человек, скорее всего. Друг, который его нашел, оказался в нетрезвом состоянии, подумал, что Володя выпил и спит на лавке. Он не вызвал скорую помощь, а привел домой. Папа умер во сне.

— К какой версии все же склоняетесь вы?


— Я встречался с разными людьми, слышал много версий и слухов. Кто-то говорит, что была милицейская история. Хотели забрать у него машину, потому что тогда это было роскошью. Даже нашли какого-то однофамильца, чтобы подделать документы. Сложно все это. История загадочная.

В 18 лет у меня была последняя встреча с Анатолием. В прессе часто пишут, что на похоронах он пообещал найти убийц брата, но я такого не помню. Когда я прочитал об этом в газетах, задал вопрос: «Чем это дело вообще закончилось? Были ли найдены виновные?» Он мне сказал: «Убийц Володьки уже нет в живых».

Память об отце: борьба за чемпионские доски на фасаде «Лужников» и празднование 40-летия победы ватерполистов

— Идея заняться сбором материалов об отце возникла, когда вы поняли, что в интернете о нем практически ничего нет. Какой из находок вы больше всего гордитесь?

— Братьев Акимовых часто путали. Самая большая ошибка случилась в Большой советской энциклопедии. На фотографиях поменяли местами фамилии и имена. Когда появилась «Яндекс.Энциклопедия», там тоже была ошибка. Мне потом пришлось писать, присылать фотографии, чтобы они исправили.

Больше всего меня радуют видео, где папа в игре. Помню, нашел на торренте запись с Олимпиады-80. Это был 2013-й год. Когда я скачал его, боялся нажать на плей. Я сидел и понимал, что сейчас увижу папу. Это очень сильное ощущение.



— На сайте, посвященном отцу, вы рассказывали, что слышали о его дружбе с Владимиром Высоцким, Валерием Харламовым, Николаем Караченцевым и другими советскими звездами. Бывал ли кто-то в гостях из знаменитостей?

— Конечно. Я даже немного помню Валерия Харламова. Мы часто бывали у них в гостях, я играл с его сыном. Они много общались.

Высоцкого, кстати, не помню, но они с папой дружили. А познакомились в аэропорту, когда он летел к Марине Влади в Париж. Во время открытия Олимпиады в Москве Высоцкий умер, и от спортсменов это скрывали, чтобы их боевой дух не сломить. Недавно узнал, что он должен был выступать в Олимпийской деревне. Когда Высоцкий не приехал, скрывать перестали.

Еще он плотно общался с Караченцевым. Он с ним, кстати, тоже в аэропорту познакомился. За год до этого вышел фильм «Следствие ведут знатоки», где он играл бандита по кличке Ким. И папа к нему подошел с вопросом: «Ты Ким? А я Аким». Так и начали дружить. Он часто приезжал с гитарой к нам домой и пел песни.

— Вам удалось со многими пообщаться из знакомых отца. Вспомните какую-нибудь интересную историю?

— Игроки рассказывали, что он был очень веселым человеком. Рийсман считал, что у него был русский размах из серии «Если мы сегодня выиграем, то поднимем бокалы, а если проиграем, напьемся» (смеется). Была в нем какая-то безбашенность.

Рийсман вспомнил, как отца задержали гаишники. А тогда олимпийские чемпионы были круче политиков. Они могли отпустить тебя в любом состоянии, еще и домой доставить. Его остановили, а он был без прав. Начали задавать стандартные вопросы, а папа и говорит: «Вот он я! Берите и делайте со мной, что хотите». Душа у него была нараспашку. Где надо было промолчать, он всегда рубил правду-матку, говорил в лоб. Многие считают, что это его и сгубило.



— Какая обратная связь была у вас от иностранцев?

— Самый интересный случай был с мужчиной из Америки. Он фанат олимпийского движения, водного поло и моего папы. Даже просил у меня его фотографии, чтобы нарисовать портреты. Много раз организовывал выставки с рисунками. И вот он мне рассказывает: «У нас в городке живет бронзовый призер Олимпийских игр. С соседями мы создали график, кто и когда ему приносит живые цветы к мемориальной доске. Обычно это происходит утром, чтобы он проснулся и увидел цветы в знак уважения. У вас папа олимпийский чемпион, почему вы не выкладываете фото? Там же вообще все должно быть в цветах у дома, где он жил». Мне стало за спортсменов даже обидно, потому что у нас такого нет. Печально, что чемпионы никому не нужны.

Журналистка Елена Вайцеховская сделала статью о Кабанове, когда он скончался. И в конце рассказала о случае с одной из учениц двукратного олимпийского чемпиона. Она спросила у него: «Александр Сергеевич, а вы сами в водное поло играли когда-нибудь?» И сам Кабанов мне рассказывал о том, что молодые игроки считают победы прошлого чем-то простым и неважным. Люди странно воспринимают историю.

— В 2019 году у вас получилось вернуть на фасад «Лужников» доски с именами чемпионов Олимпиады в Москве. С какими проблемами системы столкнулись?

— Когда «Лужники» начали реконструировать к чемпионату мира по футболу, доски сняли, а потом так и не вернули. Я занялся этим за полтора года до начала чемпионата. Мне все обещали их вернуть, а потом соскочили со словами: «Ой, а уже поздно. ФСО и ФСБ уже все проверили, и вешать ничего нельзя. А вдруг в этих досках бомбы окажутся». Предложили дождаться окончания чемпионата мира. Все осталось без изменений и через год.

Я так и продолжал заваливать Департамент строительства города Москвы письмами. Ответ пришел уже от нового руководства. Оказалось, деньги были выделены еще несколько лет назад. На основании этого документа я пригрозил обращением в прокуратуру. Доски появились через неделю. К сожалению, приходится все возвращать с боем.

Папу номинируют уже пять или шесть раз на введение в Международный зал славы водных видов спорта, который находится в Америке. К сожалению, последнее время так складывается, что антироссийские настроения в спорте не способствуют тому, чтобы туда вводили наших великих игроков. Папе было 34 года, когда он умер, но уже к этому возрасту у него были все титулы, которые только существовали. Его кандидатуру все эти годы снимают, а всего номинировать могут десять раз. В этом году тоже не получилось. Правда, насколько я знаю, того же Попова не с первой попытки включили в Зал славы.

И это еще есть один момент, чтобы задуматься. Я обратился с письмом к нашему президенту. Меня очень волнует, что в мире существуют залы славы многих видов спорта, а у нас в России их по пальцам пересчитать. Я предложил сделать в стране зал славы водных видов спорта. У подрастающего поколения же должны быть свои ориентиры. Администрация Путина спустила это письмо в Министерство спорта. Мне ответили, что функции зала славы выполняет «Государственный музей спорта» на Курской. Получается, это никому не нужно. Вместо того чтобы быть ориентиром для Запада и проявлять уважение к их спортсменам тоже, мы зависим от него.



— Совсем недавно вы были на встрече в Федерации водного поло. Я так понимаю, что это связано с 40-летием победы ватерпольной сборной на Олимпиаде в Москве. Какие идеи и предложения озвучили?

— Мне хотелось акцентировать внимание не только на 40-летии Олимпиады, но и на последней для страны победе ватерполистов. Я понимал, про Игры в Москве и так все расскажут. Правда, и тут столкнулся с грустными моментами. Москомспорт по всему городу выпустил билборды с олимпийцами. Там две фотографии: тогда и сейчас. Они, увы, отметили не всех. Пришлось писать письмо. Отправил вот фотографии. Приходится лоббировать интересы на таком уровне.

Я также предложил отдельно акцентировать внимание на победе ватерполистов. Возникла идея организовать с ветеранами встречу, где они бы поделились своими воспоминаниями и могли пообщаться со всеми желающими, подписать открытки для всех желающих. Думаю, это важно для подрастающего поколения и всех любителей спорта. Меня поддержали люди из Федерации водного поло и все игроки. Пока все упирается в деньги. Идет поиск спонсоров. Пандемия еще не позволяет провести мероприятие, но предварительно наметили встречу на середину сентября. Надеюсь, все получится.

— Каким вы запомнили Владимира Акимова?

— Я его заполнил солнечным и добрым. Он был человеком с широкой улыбкой, надежным и сильным. У меня всегда было ощущение, что я за каменной стеной. Казалось, что впереди вся жизнь.
Водное поло -моя жизнь !
Игорь
Администратор
 
Сообщения: 12134
Зарегистрирован: 24 фев 2007, 19:59
Откуда: Россия

Re: Олимпиада 1980 года. Москва.

Сообщение Игорь » 01 авг 2020, 18:19

Забытые имена!

Забытые имена!

Сидореев Владимир Александрович (29.01.1954-30.05.2011).

Воспитанник школы водного поло "Трудовые резервы", выступал за московское " Динамо" , центральный защитник, Мастер спорта международного класса СССР, победитель двух Спартакиад народов СССР в составе сборной Москвы 1975 и 1979 годов.

Основной кандидат в сборную СССР на Олимпийские игры в Москве в 1980 году... но увы, в последний момент ...почему...на этот вопрос может ответить только Борис Попов... Он был достоин стать ОЧ - 1980 года, но судьба распоредилась иначе...

Одна правда - победителей не судят, однако именно эта ситуация сыграла свою роль в жизни Владимира, хотя он продолжил играть за московское "Динамо" до 1983 года и покинул команду после неожиданного снятия с должности главного тренера команды Анатолия Блюменталя...

Дальнейшая его судьба по завершению спортивной карьеры неизвестна...

Помним! Светлая память!
Водное поло -моя жизнь !
Игорь
Администратор
 
Сообщения: 12134
Зарегистрирован: 24 фев 2007, 19:59
Откуда: Россия

Re: Олимпиада 1980 года. Москва.

Сообщение Игорь » 08 авг 2020, 15:46

Празднование Всероссийского олимпийского дня стартовало в Москве на территории спортивного комплекса "Лужники".

В этом году Всероссийский олимпийский день отмечается совместно с Днем физкультурника, который выпадает на каждую вторую субботу августа.

В церемонии открытия олимпийской площадки в Лужниках приняли участие герои московских Игр, которые прошли 40 лет назад. В их числе чемпионы Олимпиады-1980 волейболистка Любовь Козырева, стрелок Игорь Соколов, гимнаст Владимир Маркелов, пятиборец Анатолий Старостин, ватерполисты Евгений Шаронов, Евгений Гришин, Вячеслав Собченко.
Водное поло -моя жизнь !
Игорь
Администратор
 
Сообщения: 12134
Зарегистрирован: 24 фев 2007, 19:59
Откуда: Россия

Re: Олимпиада 1980 года. Москва.

Сообщение Игорь » 09 авг 2020, 08:07

«За победу на Олимпиаде в Москве произвели из младших сержантов в офицеры». Воспоминания ватерполиста Евгения Гришина.

На московских Олимпийских играх 1980 года ватерполисты сборной СССР, добившись успеха во всех восьми матчах, во второй раз в истории завоевали золотые олимпийские медали.
Чемпионами стали вратари Евгений Шаронов и Вячеслав Собченко, а также полевые игроки Евгений Гришин, Михаил Иванов, Сергей Котенко, Владимир Акимов, Майт Рийсман, Александр Кабанов, Алексей Баркалов, Эркин Шагаев и Георгий Мшвениерадзе. К сожалению, в истории отечественного водного поло тот триумф остается последним.

— Если бы не пресловутый бойкот Олимпийских игр в Лос-Анджелесе, то наша команда и в 1984 году заняла бы первое место, — сказал в интервью Team Russia Евгений Гришин. – В те времена наше водное поло было на подъеме. Мы выиграли два Кубка мира (в 1981 и 1983 годах – Прим. Team Russia), а также заняли первое место на мировом первенстве 1982 года в Эквадоре.

Позже была возможность победить на Играх 2000 года в Сиднее, но уж очень сильно тогда выглядели венгры, вернувшие себе чемпионский титул 24 года спустя. Россияне в Австралии стали вторыми.

УЧИЛСЯ ТЕННИСУ У АННЫ ДМИТРИЕВОЙ

— Вы родились в уникальной спортивной семье: ваш отец, Борис Гришин — призер Олимпийских игр по водному поло в 1964 и 1968 годах, а мама, Валентина Растворова — олимпийская чемпионка римских Игр 1960 года по фехтованию. Читал, что папа был против того, чтобы вы шли в ватерпол?

— Не совсем так. Наша семья жила в знаменитом «динамовском доме» на Новой Башиловке, где соседями были известные спортсмены: хоккеист Александр Мальцев, баскетболистка Галина Воронина и многие другие. Будучи мальчишкой, я с завистью смотрел на них и записывался в разные секции, благо стадион «Динамо» находился в шаговой доступности. Отец в этом вопросе на меня не давил. Занимался футболом, немного фехтованием, а поскольку этажом выше находилась квартира многократной чемпионки страны по теннису Анны Дмитриевой, со временем взял в руки ракетку.

— И каковы были успехи?

— Анна Владимировна тренировала меня полтора года. Показывал достойные результаты по юношам на первенстве Москвы, и, если бы Дмитриеву не пригласили на Центральное телевидение, то моя спортивная карьера развивалась бы именно в этом направлении. Теннис мне очень нравился.

— В итоге гены победили, и вы пришли в бассейн?

— По прошествии многих лет я понимаю, что все закономерно двигалось в этом направлении. Попробовав многие виды спорта, в том числе плавание, я оказался в динамовской ватерпольной секции вместе с Георгием Мшвениерадзе. С ним мы прошли путь от юношеской команды до основной. Чуть позже к нам подключился Миша Иванов.

ЗАПОЛНИЛ В СОСТАВЕ ПОСЛЕДНЮЮ ВАКАНСИЮ

— За какие заслуги вас пригласил в сборную Борис Никитич Попов?

— На самом деле вызов в национальную команду я получил еще в 1978 году, когда ее возглавлял Владимир Семенов, сменивший легендарного Анатолия Блюменталя. Он повез команду на чемпионат мира, проходивший в Западном Берлине. Там мы заняли только четвертое место, и уже через год у руля сборной встал Попов. Была поставлена конкретная задача – реабилитироваться за провал на Играх 1976 года в Монреале, где советские ватерполисты стали лишь восьмыми.

За полтора месяца до начала московской Олимпиады состав был фактически определен. Вакантным оставалось лишь одно место в защите. На него претендовали два игрока – ваш покорный слуга и другой московский динамовец — Володя Сидореев. На предолимпийском турнире в Москве я произвел на Бориса Никитича хорошее впечатление и вскочил, что называется, в последний вагон уходящего поезда.

— Моложе вас в команде был только Георгий Мшвениерадзе, которому не исполнилось еще и двадцати лет. Эркин Шагаев старше лишь на 8 месяцев. На ваш взгляд, какую роль в общекомандном успехе сыграла молодежь?

— Думаю, что вся наша троица сыграла ровно, и выделить кого-то персонально довольно трудно. Конечно, нужного опыта у нас не хватало, хотя мы и засветились на нескольких крупных турнирах среди взрослых. Отсутствие опыта компенсировалось полнейшей самоотдачей в каждом игровом эпизоде. Нам очень помогали ветераны, олимпийские чемпионы 1972 года Вячеслав Собченко, Алексей Баркалов, Александр Кабанов. На сборах нам доставалось от них – журили за каждую промашку. Зато в игре мы ощущали колоссальную поддержку. Смею вас уверить, что если бы в команде была атмосфера раздрая, то не видать бы нам золотых медалей, как собственных ушей. Сплав молодости и опыта, чувство единения помогали побеждать искушенных соперников.


ДИСКОТЕКИ В ОЛИМПИЙСКОЙ ДЕРЕВНЕ НЕ ПОСЕЩАЛИ

— Какие впечатления сохранились в памяти от проживания в Олимпийской деревне?

— Для российской делегации был выделен отдельный дом. Вокруг царила обстановка чистоты и домашнего уюта. Не могу сказать, что мы регулярно общались с ребятами из других видов спорта – пересекались обычно в столовой. Кстати, меню поражало разнообразием. Оно включало, наверное, миллион блюд (смеется). Но мы практически не обращали на это внимания. Голова была занята мыслями только о соревнованиях.

Интересно, что многие участники Олимпийских игр из Африки и Азии получали от жизни в деревне настоящий кайф. Каждый вечер для них на центральной площади гремела дискотека, где они отрывались по полной программе. Мы же были лишены таких радостей: бассейн – деревня – столовая – разбор игры.

— Впоследствии квартиры в деревне были отданы очередникам. Вам там прописаться не хотелось?

— Сразу после Игр мне была выделена однокомнатная квартира на Речном вокзале. Если учесть, что тогда я еще был холостяком, а в Олимпийской деревне предлагались в основном «трешки», то такой вариант мною даже не рассматривался.

— Насколько сильно поменяла свой облик Москва в год Олимпийских игр?

— Запомнились милиционеры в белых рубашках, пустынные улицы. Все было вылизано – город выглядел идеально чистым. Новые олимпийские объекты поражали грандиозностью, а магазины – наличием на прилавках дефицитных продуктов, таких, как финская колбаса, сок в картонных коробочках, жевательная резинка. Даже какие-то импортные вещи появлялись в продаже. Праздник, да и только!

— Церемонию открытия Игр удалось посетить?

— К сожалению, нет. За несколько дней до начала соревнований получил небольшую травму. Вся команда пошла на открытие, а я в компании массажиста и доктора остался на медицинские процедуры.


В 80-м ГОДУ У СССР БЫЛА КОМАНДА-ЗВЕЗДА

— На групповом этапе советские ватерполисты одержали победу над серебряными призерами Игр в Монреале итальянцами — 8:6. Они, кстати, выступали в Москве под нейтральным флагом.

— Мы на это не обращали никакого внимания. Ватерпольный турнир де-юре собрал всех сильнейших. Из-за бойкота в Москву не приехали только сборные США и ФРГ. Американцы в мировом рейтинге не котировались, а немцы занимали, кажется, шестое место. Их отсутствие не сыграло особой роли. А победа над итальянцами, чемпионами мира 1978 года, в составе которых блистал Джанни де Маджистрис, была важна в психологическом плане. Она закрепила веру в собственные силы.

— Финальный раунд стартовал 24 июля матчем с олимпийскими чемпионами 1976 года из Венгрии. Сложно было играть против Тамаша Фараго, лидера соперников?

— Помимо Фараго неприятности могли доставить и другие звезды сборной Венгрии: Габор Чапо, Иштван Удварди, Дьёрдь Хоркаи. Мы сумели их нейтрализовать, добившись победы со счетом 5:4. Одолев одного из грандов современности, почувствовали вкус золота.

— В последнем матче против югославов, который состоялся 29 июля, достаточно было и ничейного результата.

— Жизнь показывает, что практицизм в таких ситуациях приводит, как правило, к плачевному результату. Мы нацеливались только на победу и добились ее в невероятно тяжелой борьбе – 8:7.

— Как оцениваете свое выступление на олимпийском турнире?

— В защите сыграл на оптимальном для своего возраста уровне. Я действовал на позиции подвижного защитника, выключая из игры нападающих соперника. Огрехи, конечно, были – чего хотите от 20-летнего спортсмена? При этом, мне удалось забросить три мяча в двух матчах с испанцами. А вот четырехметровый штрафной бросок во встрече с венграми не реализовал, хотя был штатным пенальтистом.

— Кто, на ваш взгляд, служил стержнем той команды?

— Одной яркой звезды на Олимпиаде не было — была команда-звезда. В первую очередь спасибо надо сказать тренерскому штабу. Борис Попов и Вячеслав Скок в кратчайшие сроки смогли создать боеспособную сборную, введя в состав и молодых игроков, и умудренных опытом ветеранов. Мне кажется, что по игре именно олимпийские чемпионы Мюнхена Алексей Баркалов и Александр Кабанов были одними из лучших. Здорово действовал в воротах Евгений Шаронов, а в финальном раунде бомбардирскими качествами сверкнул Миша Иванов, забивший 8 голов.


ДОПИНГ-КОНТРОЛЬ ПРОХОДИЛ ЧЕТЫРЕ ЧАСА

— На «золотом» матче против югославов родители присутствовали?

— Мама была на всех играх с моим участием. Она, как рассказывали позже болельщики, заводила трибуны, крича громче всех. Отец на Играх работал в одном из комитетов, отвечавших за проведение соревнований по водному поло. В бассейне пропадал с утра до вечера. Естественно, видел не все мои игры.

— Что происходило после заключительного матча?

— Мне пришлось пойти на процедуру допинг-контроля, продолжавшуюся в течение четырех часов. Вся команда ждала меня в автобусе, а в Олимпийской деревне томилось руководство, приехавшее на небольшие посиделки, специально устроенные в нашу честь. На следующее утро всех отправили по домам, чтобы не мешали дальнейшему проведению соревнований. Иногородним сразу взяли билеты на самолет: Баркалову – в Киев, Шагаеву – в Ташкент, Котенко – в Алма-Ату. Те, кто жили в Москве, могли пользоваться аккредитацией. Мы наведывались в буфет Олимпийской деревни, но нас строго предупредили: «Дурака не валять и особо часто там не светиться».

— Торжественные мероприятия проходили уже после закрытия Игр?

— Всех динамовских спортсменов, завоевавших медали, собрали в большом зале на Ленинградке. Перед нами выступил будущий председатель КГБ Виктор Чебриков, после чего состоялось присвоение новых воинских званий. До Олимпиады я был младшим сержантом, а получил погоны младшего лейтенанта.

ХОРОШО, ЧТО ЕЩЕ ЦЕЛЫ «ЛУЖНИКИ»

— Два последних тура ватерпольного турнира проходили в бассейне СК «Олимпийский». Сейчас один из символов Олимпиады на реконструкции. Не переживаете за его судьбу?

— Мне иногда кажется, что решения в этих вопросах принимают люди, не представляющие, что такое Олимпийские игры, как много они значат для нас. Буквально неделю назад прошла информация чуть ли не о сносе этого сооружения. Можно было бы выбрать и другое время. Увы, уже нет знаменитого динамовского бассейна, ставшего кузницей кадров для многих поколений ватерполистов. Слава богу, что хоть Лужники еще целы!

— 25 июля не стало Владимира Высоцкого. Как вы узнали о его смерти?

— Тогда эту печальную новость мало кто узнал сразу, но нам о кончине актера шепнули в тот же день. Высоцкий был очень популярен. Его записи имелись практически в каждой семье, хотя это не афишировалось.

— Чем сейчас занимается олимпийский чемпион 1980 года Евгений Гришин?

— Нахожусь на заслуженном отдыхе. 1 октября прошлого года мне исполнилось 60 лет. Спортивный пенсионер живет не шибко — 15 тысяч рублей в месяц. Плюс олимпийская стипендия. Ее учредило правительство России, когда его председателем был Владимир Владимирович Путин. Был еще небольшой бизнес, приостановленный на период пандемии.

— С кем-нибудь общаетесь из той «золотой» сборной?

— К сожалению, четырех человек уже нет в живых: умерли Майт Рийсман, Алексей Баркалов, Александр Кабанов, а Владимир Акимов трагически погиб в 1987 году. Я вместе с Георгием Мшвениерадзе, начиная с 2004 гола, выступаю на чемпионатах мира и Европы среди ветеранов. В этом году первенство континента должно было состояться в Венгрии, но коррективы внес коронавирус. Когда есть возможность, перезваниваюсь с Котенко, Шароновым, Ивановым.
Водное поло -моя жизнь !
Игорь
Администратор
 
Сообщения: 12134
Зарегистрирован: 24 фев 2007, 19:59
Откуда: Россия


Вернуться в Люди и спорт

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron