СРОЧНО В МАССЫ
  ВЕСТИ: Мировая лига. Суперфинал. 1. Сербия, 2. Италия, Хорватия...  МНЕНИЯ:  Александр Клейменов ... ЧЕМПИОНАТЫ:   Мировая лига. Суперфинал. Групповой этап соревнований.     ТРАНСЛЯЦИИ:    Игры сборных России в Мировой лиги-2016. МЫ  работаем ДЛЯ Вас !  Сайт "ИВАН" приветствует поклонников игры на воде!  СКОРО:  16-30 июля. Чемпионат мира. Будапешт (Венгрия).
 

« Архив »

Клиентам в Ховрино сервис компьютерной помощи люблино в нагатино-садовниках.




Женское водное поло в СССР

                                                       Герб СССР

 

Страницы истории

Москва, 2005 год

 Женское водное поло как вид спорта в СССР не существовало, хотя в довоенное время в отдельных товарищеских встречах по водному поло между командами городов вместе с мужчинами играли и ватерполистки-пловчихи.

 В декабре 1980 года я перешел работать из спортклуба «Москвич» АЗЛК во Всесоюзный совет ДСО профсоюзов (ВС ДСО профсоюзов) на должность тренера-организатора по водному поло. В мои обязанности входило развивать водное поло в профсоюзных спортивных обществах, которых к тому времени было более двух десятков: «Буревестник», «Спартак», «Труд», «Зенит», «Жальгирис», «Пахтакор» и т.д.

Отдельно можно сказать, что профсоюзные спортивные общества были огромной физкультурно-спортивной машиной, которая финансировалась ВЦСПС (Всесоюзным Центральным советом профессиональных союзов) и охватывала действительно миллионы людей. ВС ДСО профсоюзов напрямую финансировался и подчинялся ВЦСПС, и попасть на работу в эту организацию просто так было невозможно. Я попал туда по протекции: мой товарищ Борис Ухов, проработав там год, уходил в свое родное «Динамо» и предложил мне занять его место.

К тому времени я понял бесперспективность своей работы с командой «Москвич» вместе с Н.Н.Малиным в качестве второго тренера и принял предложение Б.Ухова. После собеседования с заместителем председателя ВС ДСО профсоюзов Владимиром Борисовичем Поповым я приступил к работе в конце 1980 года.

  Здесь не буду описывать свои первые шаги на организационной работе, скажу только, что я сразу понял, какие огромные возможности имеются для работы в данной системе и как они бездарно реализуются. Главной проблемой было то, что в ВС ДСО профсоюзов не было системы подбора кадров, что лучшие и желающие развивать спорт специалисты могли попасть на вершину организационной пирамиды профсоюзного спорта разве что, как и я - по протекции.

Через пару лет ко мне стали подходить некоторые тренеры по водному поло и говорить о необходимости развивать женское водное поло, так как за границей оно давно уже существует. В СССР в нескольких городах также имелись женские любительские (в основном, студенческие) команды, которые уже участвовали в товарищеских встречах между собой.

Зачинателем женского водного поло был, конечно, Михаил Михайлович Рыжак, заслуженный тренер СССР, заведующий кафедрой физвоспитания МГУ. Пользуясь своей властью, он организовал в МГУ команду студенток, которая принимала участие в товарищеских играх. Примерно в то же время с М.М.Рыжаком такую же команду в ГЦОЛИФКе организовал С.Н.Фролов. Появились женские команды в Тбилиси (В.А.Гояшвили), Харькове (Р.Ю.Жданов), Запорожье (А.П.Швец) и Горьком (Н.Н.Михалевич). Но всем этим командам не было возможности участвовать в официальных соревнованиях.

Здесь надо прямо сказать, что в советские времена (до 1992 года) существование каких-либо «легальных» соревнований вне утвержденного государством календаря спортивных мероприятий было абсолютно невозможно. Провести любые соревнования по какому-либо виду спорта можно было лишь в том случае, если они включались в план мероприятий какой-либо спортивной организации. А сделать это было непросто. Надо было получить согласие Госкомспорта СССР.

Первым своим шагом я добился одобрения своего «профсоюзного» начальства в отношении развития женского водного поло. Заместитель председателя ВС ДСО профсоюзов Владимир Борисович Попов был достаточно прогрессивным человеком, и я смог ему доказать целесообразность развития нового вида спорта - женского водного поло - в системе профсоюзных спортивных обществ. Средства на проведение таких соревнований у ВС ДСО профсоюзов были, а сотни и сотни пловчих в республиках СССР, которые к 15-16 годам уже исчерпали свой потенциал в плавании, были прекрасной базой для создания команд по водному поло.

Оставался один вопрос: получить одобрение одной спортивной организации (Госкомспорта СССР) на проведение другой спортивной организацией (ВС ДСО профсоюзов, который не находилась в подчинении у первой, т.е.) соревнований по новому виду спорта.

 Но здесь-то и  ждал меня камень преткновения. Или бревно поперек дороги. Я даже не знаю, как это назвать.

Юрий Зайцев, с которым я играл вместе в сборной России на IУ Спартакиаде народов СССР в 1963 году, был в то время Государственным тренером по водному поло в Отделе плавания Госкомспорта СССР, т.е. чиновником, который отвечал за все водное поло в СССР. Этот двухметровый человек, в прошлом хороший вратарь, заявил: «Только через мой труп. Вы развалите этим все мужской водное поло, т.к. тренеры мужских команд побегут в женское водное поло заниматься более легким делом. И вообще - этот вид спорта очень вреден и опасен для спортсменок, т.к. могут быть травмы, которые могут привести к тяжелым у них заболеваниям».

Никакие мои (и не только мои) уговоры ни к чему не приводили. Несмотря на то, что уже давно проводились чемпионаты Европы среди женщин по водному поло, Зайцев стоял на своем и отказывался визировать наш, уже профинансированный, профсоюзный календарь для женских ватерпольных команд, а без этого я не мог провести соревнования. Все мои усилия шли прахом: никакие доводы Зайцевым в расчет не принимались, даже официальное решение ВС ДСО профсоюзов развивать и финансировать развитие женского водного поло.

 Это продолжалось два года. На третий год, дождавшись отъезда Зайцева за границу (а он очень уважал это дело), я подошел к его непосредственному начальнику Виктору Агальцову (заместителю начальника Управления Плавания Госкомспорта СССР), и тот, не будучи в курсе категорического несогласия Зайцева, завизировал план проведения профсоюзных соревнований по водному поло, где уже было запланировано проведение в г.Горьком (ныне Н.Новгород) турнира по водному поло среди женских команд, посвященного Дню 8 марта. После чего и получило свет  следующее письмо ВС ДСО профсоюзов областным и республиканским советам профсоюзов:

ВЦСПС

ВСЕСОЮЗНЫЙ СОВЕТ

ДОБРОВОЛЬНЫХ СПОРТИВНЫХ ОБЩЕСТВ ПРОФСОЮЗОВ

 

01.10.84г.                                                                                                                                     № 12 / 4578

Всесоюзный совет ДСО профсоюзов сообщает, что в соответствии с Единым Всесоюзным календарным планом спортивных мероприятий, утвержденным Спорткомитетом СССР, в 1985 году впервые планируется проведение турнира по водному поло среди женщин.

 Это решение принято в связи с необходимостью развития водных видов спорта в ДСО профсоюзов в соответствии с Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О дальнейшем подъеме массовости физической культуры и спорта», а также в связи с тем, что водное поло среди женщин получило права гражданства на международных соревнованиях /в 1986 году состоится первый чемпионат мира/.

Учитывая традиции Вашей организации в развитии водных видов спорта и наличие спортивной базы, просим сообщить Ваши соображения о перспективах развития водного поло среди женщин в __________________________ совете и дать предложения о возможности участия команды от Вашей организации во впервые проводимых ВС ДСО профсоюзов соревнованиях по данному виду спорта . 

В.Б.Попов                                                                                                           

Без этого документа развитие женского водного поло во всем тогдашнем СССР в те времена было бы просто невозможным. А теперь, получив «добро», республиканские и областные советы профсоюзов уже не препятствовали своим советам спортивных обществ («Спартака», «Труда» и т.д.) развивать новый вид спорта. А я получил возможность провести первый в истории турнир женских ватерпольных команд.Так все и началось. Это вполне историческое событие в истории водного поло проходило 8-12 марта в бассейне «Дельфин» г.Горького. 6 команд: МГУ и СКИФ /Москва/, «Стрела» /Запорожье/, «Салют» /Горький/, «Буревестник» /Тбилиси/ и ХПИ /Харьков/ разыграли первое первенство ДСО профсоюзов по водному поло среди женских команд. Как видно, именно команды ВУЗов страны оказались способными на такое подвижничество. Система студенческого спорта в ВУЗах была куда демократичней, и ВУЗам не требовалось согласований с Госкомспортом СССР по каждому вопросу.Соревнования прошли вполне прилично, некоторые спортсменки: Юлия Верхова, Наталья Свинтицких /МГУ/, Наталья Фурсова /ХПИ/, Татьяна Вертегел /«Стрела»/ и другие показали достойную игру. Но самое главное - был дан старт новому виду спорта, после чего его развитие невозможно было остановить. А тренеры, которые смогли организовать и подготовить команды, и являются основоположниками женского водного поло в СССР. Это М.А.Шувалов /МГУ/, В.А.Гояшвили /Тбилиси/, С.Н.Фролов /СКИФ/, Н.Н.Михалевич /Горький/, Р.Ю.Жданов /Харьков/, А.П.Швец /Запорожье/. Ну и, конечно, надо отдать должное заслуженному тренеру СССР М.М.Рыжаку, который первым в СССР в 1982 году начал развивать этот вид спорта в МГУ среди девушек.

Соревнования выиграла команда МГУ

Первый шаг был сделан. Остановить развитие вида спорта уже было невозможно. И сами соревнования прошли, как праздник. Мы все прекрасно понимали, что произошло. Далее все зависело от нас самих.

Этой же весной 1985 года к нам в Отдел спортивных игр, куда я уже перевелся из Отдела водных видов спорта после реорганизации ВС ДСО профсоюзов, зашел скромный на вид молодой человек, бывший футболист по специализации. Он был тогда директором плавательного бассейна спортивного клуба Златоустовского металлургического завода, где тренировались и пловчихи. Его фамилия была Накоряков. Он попросил меня пригласить женскую команду его завода на соревнования по водному поло в следующем 1986 году.

Я, конечно, с радостью согласился, т.к. главной моей целью всегда было расширение географии водного поло, в том числе и женского. И вот на следующий год также на праздник Дня 8 марта в том же г.Горьком собрались уже 8 команд, где к шести уже участвовавшим прибавились еще две: из Златоуста и из Алма-Аты. Все свои игры уже более опытным соперникам они проиграли по 15-25 мячей, а между собой сыграли свою принципиальную игру вничью 4:4. География нового вида спорта стала расширяться.

Летом того же года я поехал в Златоуст во время своего отпуска посмотреть на возможности уральских девушек и помочь Михаилу Накорякову наладить работу. Я был восхищен небольшим периферийным уральским городом Златоустом, который располагался в котловине между невысоких гор Южного Урала, покрытых березами и елями. На несколько десятков тысяч жителей, которые трудились на трех крупнейших предприятиях, приходилось также три 25-метровых крытых плавательных бассейна, в которых воспитывались мастера спорта по плаванию. Этого было более, чем достаточно, чтобы создать хорошую женскую ватерпольную команду.

Что М.Н.Накоряков и сделал. Особенно поразили меня люди. Они как-то открыто и заинтересованно относились к тому, о чем говорил я - для них представитель далекой Москвы. Во всем можно было найти поддержку. Одно только меня насторожило: слишком много, по словам Накорякова, у него было завистников, которые-де постоянно ставили ему палки в колеса. Среди них был и Валерий Поляков, впоследствии все-таки оказавшийся замечательным тренером и прекрасным человеком, воспитавшим множество прекрасных пловчих и ватерполисток, у него начинали тренироваться Ольга Лещук, Юлия Пыресева, призеры будущей Олимпиады-2000 в Сиднее Марина Королева и Юлия Петрова.

Слух уже пошел по ватерпольному миру, что какие-то сумасшедшие пытаются из пловчих сделать ватерполистов. Надо мной весьма откровенно потешались: «Что тебе: не над чем, что ли, работать в мужском водном поло?». И хотя в профсоюзном водном поло, особенно в юношеском, дела шли весьма неплохо: с каждым годом увеличивалось число взрослых и юношеских команд, выступавших в первенствах ДСО профсоюзов, спорить с оппонентами было бесполезно. Среди них было много из тех, кто впоследствии стали заниматься женским водным поло. Только Борис Никитич Попов, выдающийся тренер мужской сборной СССР, сразу сказал: «Раз в мире существует женское водное поло, нам все равно рано или поздно придется им заниматься».

Но до признания вида спорта было еще далеко. Хотя судьба сама нам в этом уже помогала. Например, возник конфликт с игроками ленинградской команды «Балтика» у ее главного тренера Валентина Георгиевича Галашева. «Балтика» была профсоюзной командой, т.к. входила в профсоюзное спортивное общество «Водник», и меня послали разбираться в этом конфликте. В Ленинграде, проведя совещание и переговорив со специалистами, я убедился, что противоречия зашли слишком далеко и примирить стороны не удастся, и предложил В.Г.Галашеву заняться организацией женской команды: «Все равно - это то же водное поло, а ты сможешь продолжить работать в своем виде спорта». Надо сказать, что в то время для главного тренера команды мастеров высшей лиги чемпионата СССР перейти на работу с «какими-то женщинами» было почти унизительно. Но Валентин Георгиевич, несмотря на все свои заслуги и большой авторитет в спортивном Ленинграде, не «погнушался» заняться на склоне лет новым делом, и через год на соревнованиях во Львове команда Ленинграда уже впервые приняла участие в наших соревнованиях. Впоследствии воспитанница его команды Елена Смурова стала призером Олимпийских игр в Сиднее. А со временем ученик Галашева Алексей Кабанов организовал вторую ленинградскую женскую ватерпольную команду «Акватик», которая также успешно принимала участие во всесоюзных соревнованиях.

В одном из нынешних российских центров женского водного поло - г.Кириши Ленинградской области - бывший астраханский ватерполист, судья всесоюзной категории В.А. Золотарев «поддался» на мои уговоры и организовал заводскую женскую ватерпольную команду «Нефтяник», которая сейчас успешно выступает в чемпионате России. Большую поддержку в совершенно новом деле девушки из Киришей получили от тогдашнего председателя спортивного клуба «Нефтяник» В.И.Свечникова.

Совсем другая ситуация получилась со львовской командой. Вадим Чернов, мой старший товарищ по алма-атинскому «Динамо» и, в прошлом, один из лучших защитников в советском водном поло, игравший за львовское и алма-атинское «Динамо», бывший тогда проректором Львовского государственного института физической культуры, всегда был энтузиастом всего нового. Узнав о новом начинании, он немедленно организовал студенческую команду ватерполисток. Эта команда прекрасно играла во всех всесоюзных и республиканских турнирах, в ее рядах выросло много прекрасных спортсменок. Одни сестры-близняшки Веревкины Валентина и Татьяна чего стоили! В.Н.Чернов руководил командой сначала один, а затем вместе с Юрием Костюковым, также бывшим защитником львовских динамовцев. Впоследствии Ю.Костюков самостоятельно вывозил девушек изо Львова на чемпионаты СССР.

Алма-Атинская команда «Медео» возникла по инициативе удивительного человека: единственного за всю историю водного поло цыгана Александра Кокина! Он никогда не играл сам в водное поло, но, тем не менее, смог добиться успеха в совершенно необычном для людей этой национальности деле - водном поло. Сказался, видимо, талант, который ему передала по наследству его мать - заслуженная артистка Казахской ССР. Затем этой казахстанской командой руководил Игорь Пивоваров, сын известнейшего алма-атинского ватерполиста Станислава  Пивоварова, заслуженного тренера СССР.

В последствии в Казахстане и в Караганде из пловчих была организована женская команда, которая выступала в чемпионате СССР и быстро набирала силу. Ее тренером стал Юрий Шевченко. Распад СССР нанес непоправимый удар по этой перспективной команде.

Еще более интересна судьба становления одной из самых лучших команд страны - «Химика» из казахстанского Джамбула. После возвращения из заграничной командировки из Индонезии к нам во Всесоюзный совет ДСО профсоюзов пришел один из лучших организаторов советского водного поло Александр Андреевич Крюков. Он собирался работать в Джамбуле и хотел организовать там мужскую команду - конкурента одной из сильнейших в СССР команд - алма-атинскому «Динамо». Для этой цели ему, в том числе, требовалось получить для джамбульской детской спортивной школы, где он должен был работать, категорию «специализированная». Это давало школе определенные финансовые преимущества по сравнению с обычной ДЮСШ. Сделать это было можно только у нас в Москве во Всесоюзном совете, т.к. школа была профсоюзная. Сделать это было непросто, т.к. сама школа еще только создавалась, никаких результатов у нее еще не было. Но факт присвоения специализации для А.А.Крюкова был очень важным: он показывал его оппонентам в Алма-Ате, что он и без них из Джамбула в состоянии решать в Москве любые вопросы.

Я поставил ему условие: получишь специализацию, если организуешь в Джамбуле женскую команду любого уровня. В итоге джамбульская спортивная школа по водному поло получила категорию «специализированная», а А.А.Крюков сдержал свое слово, и на следующий год на соревнованиях в Златоусте появилась команда из джамбульских девушек, где выделялась своими миниатюрными размерами Лариса Леонтьева.

До сих пор помню, что в знак благодарности сотрудницам Отдела детских спортивных школ я передал от Крюкова «взятку» в виде банки растворимого кофе.

Сергей Маслюк тренировал эту команду, где у него выросли прекрасные спортсменки, в том числе игроки стартового состава сборной СССР Наталья Галкина и Лариса Леонтьева. Команда «Химии» быстро набирала обороты и в 1991 году Алма-Ате в решающей игре с «Уралочкой» из Златоуста в суперфинале стала третьим по счету и последним чемпионом СССР.

По «соседству», в Узбекистане, заслуженный тренер СССР по водному поло Виктор Харитонов стал тренировать женскую команду уже в силу других причин: прекратилось финансирование прекрасной ташкентской команды «Мехнат», давшей советскому водному поло много выдающихся ватерполистов. Самым известным среди них является олимпийский чемпион Эркин Шагаев, бывший образцом мастерства на мировой ватерпольной арене. В.И.Харитонов организовал женскую команду «Мехнат», в которой играла член сборной команды СССР Наталья Ступникова. Впоследствии женскую (как и мужскую) команду «Мехнат» тренировал и фактически содержал Борис РустамовИнициатором становления женского водного поло на Украине был, конечно, заслуженный тренер УССР Анатолий Петрович Швец из Запорожья. Команда «Стрела» былаодной из первых и ведущих команд в стране, а Наталья Вертегел (Никитюк) была классическим образцом игрока средней зоны. Трагическая гибель Анатолия Швеца не прекратила существование запорожской команды, его дело продолжили Роман Патаман и Сергей Журавель.Ну и, конечно, Киев, столица ватерпольной Украины, не осталась в стороне от нового вида спорта. Дочь известного киевского тренера по водному поло Владислава Механошина, Юлия Прохорова, организовала женскую ватерпольную команду «Славутич» /Киев/, которую много лет сама и тренировала. Сейчас эту команду тренирует бывший вратарь киевского «Динамо» Владимир Данько. Украинскому водному поло, к сожалению, всегда не хватало сильных организаторов, но при всем этом надо отметить, что первый чемпионат Украины по водному поло среди женщин прошел на год раньше, чем чемпионат России. В сборной команде СССР играли киевлянки Виктория Соловьева и Наталья МалкинаГеография женского водного поло неуклонно расширялась. Появились женские команды в Баку (организатор Адель Салимов, тренер Юрий Соловьев), в Кишиневе (Станислав Попов), Клайпеде (Сергей Тихомиров) и т.д.

Конечно, ключевым вопросом в развитии женского водного поло был вопрос проведения соревнований. Что там и говорить, времена Советского Союза были благодатными для любого вида спорта при условии его официального существования в планах какой-либо организации. Есть мероприятие в плане всесоюзной организации - значит дорога в большой спорт открыта! А женское водное поло (я это сразу понял) - это очень выгодный во всех отношениях вид спорта. В десятках спортивных школ по плаванию сотни девчонок 15-16 лет отчислялись из-за бесперспективности из спортивных групп, а ведь на их подготовку тратились немалые средства и ресурсы. В то время для «большого» плавания и мастера спорта были не такой уж и ценностью. А у нас в водном поло в эти годы их можно было спокойно начинать учить играть с мячом, ведь труднейшая составляющая водного поло - плавательная подготовка - была у этих спортсменок в прекрасном состоянии. Оставалось «только» научить их владеть мячом и основам тактики. Практика показала, что это не является проблемой для тренеров, причем даже не ватерполистов по специализации (М.Н.Накоряков тому пример). Кстати говоря, вспомним: ведь большинство выдающихся ватерполистов-мужчин прошлого пришли в водное поло именно из плавания (Петр Мшвениерадзе, Вячеслав Куренной, Владимир Новиков и многие другие).Девчонки с большим азартом включились в новое для них занятие, временами было просто потешно смотреть на те глупости и ошибки, которые они делала в игре, но я всегда с благодарностью помню, что именно пловчихи стали первопроходцами в отечественном водном поло. Именно они заложили фундамент будущих успехов теперь уже российского женского водного поло.Любопытным является тот факт, что где-то, начиная с 1987 года, во время проведения наших соревнований в день отдыха по инициативы тренера из Ухты судья Всесоюзной категории Станислава Попова мы начали проводить художественные конкурсы среди команд, участвующих в соревнованиях. В программы этих конкурсов, которые разрабатывал С.Попов, входили юмористические сценки отношений в коллективе, исполнение песен, признания в преданности и любви к тренеру и т.д. Это были поразительно веселые и комичные выступления, к которым спортсменки готовились загодя. Эта попытка отойти от рутины обычных спортивных мероприятий, к сожалению, оказалась недолговечной. А жальВсего в последнем чемпионате СССР в высшей и первой лигах выступали 31 команда из 9 республик СССР, в том числе:

17 из России

 

1. «Содовик» /Березники/ - тренер В.А.Щохирев

2. «Монолит» /Волгоград/ - засл. тренер России А.В.Пешков

3. РоаАЭС /Волгодонск/ - тренер С.Н.Сергеев

4. «Россияночка» /Воронеж/ - тренер А.Дремин

5. «Таганай» /Златоуст» - засл. тренер России В.С.Поляков

6. «Уралочка» /Златоуст/ - засл. тренер России М.Н.Накоряков

7. «Нефтяник» /Кириши/ - тренер В.А.Золотарев

8. СКИФ /Краснодар/ - тренер Э.И.Иванов

9. СКИФ /Москва/ - засл. тренер России С.Н.Фролов

10. МГУ /Москва/ - засл. тренер России М.Н.Шувалов

11. «Салют» /Нижний Новгород/ - засл. тренер России Н.Н.Михалевич

12. «Заполярник» /Норильск/ - засл. тренер России К.В.Чижиков

13. «Траян» /Саратов/ - тренер А.Грачев

14. «Диана» /С.-Петербург/ - засл. тренер России В.Г.Галашев

15. «Акватик» /С.-Петербург/ - тренер А.А.Кабанов

16. «Амурчанка» /Хабаровск/ - тренер В.А.Пикулик

17. «Уралочка»-2 /Челябинск/ - засл. тренер России Ю.Ф.Гершкович

 

4 из Украины

 

1. «Юность» /Запорожье/ - тренер Патаман Р.В.

2. «Политехник» /Харьков/ - тренер Р.Ю.Жданов

3. «Амазонка» /Львов/ - тренер Ю.И.Костюков

4. «Пола» /Киев/ - тренер Данько В.Н.

 

1 из Азербайджана

1. «Севиндж» /Баку/ - тренер Ю.И.Соловьев

 

2 из Беларуси

 

1. «8 марта» /Гомель/ - тренер В.А.Емелин

2. «Сузорье» /Могилев/ - тренер А.А.Лукин

 

1 из Грузии

 

1. СКИФ /Тбилиси/ - засл. тренер Грузии З.М.Чачава

 

3 из Казахстана

1. «Кайрат» /Алма-Ата/ - тренер И.С.Пивоваров

2. «Химик» /Джвмбул/ - тренер С.Г.Маслюк

3. «Жанар» /Караганда» - тренер А.С.Шевченко

 

1 из Литвы

«Клайпеда» /Клайпеда/ - тренер С.В.Тихомиров

 

1 из Молдовы

1. «Сперанца» /Кишинев/ - тренер С.Н.Попов

 

1 из Узбекистана

1. «Мехнат» /Ташкент/ - засл. тренер СССР В.И.Харитонов

 

 Еще 5-6 команд готовились приять участие в наших соревнованиях. Процесс, как говорил   «классик», пошел, и можно только предположить, сколько десятков женских ватерпольных команд у нас было бы сейчас, если бы не распался Советский Союз!

 Мы практически ничего не знали о развитии женского водного поло за рубежом, об этом ходили только какие-то слухи. «Советский спорт» не публиковал никакой информации на эту тему, а в Госкомспорте СССР тем более нельзя было ничего узнать - там надежной плотиной на пути получения любой информации был Ю.Н.Зайцев. Но все-таки через единственное «окно в Европу» (команду МГУ) и ее тренеров Михаила Шувалова и Владимира Свинтицких мы узнали, что оказывается, уже давно разыгрываются чемпионаты Европы, а также Кубок Европейских чемпионов среди женских команд! Да вот и сами студентки спортивного клуба МГУ (одной из немногих спортивных организаций в СССР, над которой не был властен Госкомспорт СССР) съездили в Венгрию и вполне успешно сыграли в первом для советского женского водного поло международном турнире. Причем вратарь Наталья Свинтицких и нападающая Юлия Верхова были признаны лучшими игроками соревнований. Для всех нас это стало большой моральной поддержкой.

Тренеры клубных команд стали говорить мне о необходимости создавать женскую сборную команду страны и ее участии в международных соревнованиях. Но как это было сделать, если Госкомспорт СССР был против? Благодаря руководству Всесоюзного совета ДСО профсоюзов, благодаря разрешению лично заместителя председателя Владимира Борисовича Попова, мы смогли начать проводить совместные учебно-тренировочные сборы для лучших спортсменок. На этих сборах мы проводили квалифицированное обучение и спортсменок и тренеров. Кроме того, в двухсторонних играх формировался костяк будущей сборной команды СССР.

Я прекрасно помню, как на первых наших сборах в Волгограде и Златоусте стали выделяться своей игрой вратари Виктория Иванова из Тбилиси и Светлана Марычева из Н.Новгорода (тогда еще Горького), защитницы Юлия Пыресева из Златоуста, Светлана Селиванова из московского СКИФа, Наталья Азатян из Тбилиси, полузащитницы Наталья Колесникова и Ирина Толкунова из МГУ, нападающие Ольга Лещук, Алла Мягкова из СКИФа, Юлия Верхова из МГУ, Резеда Алеева из Волгограда. С этих девушек и начинается история сборной команды СССР.

Они уже вполне прилично играли, но оставался вопрос: как, с кем и где нам можно было помериться силами. Добиться выезда за границу было невозможно: во-первых, не знали куда, во-вторых, мы никогда бы не получили на это разрешения Госкомспорта СССР. Попытались пригласить зарубежные команды к себе. Вот, что из этого получилось:

Первая попытка была установить контакт с заграницей была сделана, как это ни покажется удивительным - не из Москвы, а из Саратова. Я должен здесь отдать должное большому энтузиасту женского водного поло саратовчанину Игорю Князеву. Он не был известным ватерполистом, никогда не играл за команду мастеров в чемпионате СССР и, тем не менее в том, что Саратов является в России (а ранее - в СССР) ватерпольным городом - это и его немалая заслуга.И вот Игорь Князев с саратовскими ребятами, пользуясь тем, что в районном центре Саратовской области - г.Энгельсе - существует немецкая община, связались со спортивным руководством тогдашней ФРГ (не ГДР!) и пригласили женскую сборную команду Германии в Саратов для проведения встречи со сборной СССР, которую мы к этому времени уже сформировали. Дело в том, что для нас собрать национальную команду и подготовить ее для международных встреч на территории нашей страны уже не было проблемой.

 Однако из этого ничего не вышло. Федерация плавания ФРГ обратилась за визами в посольство СССР в ФРГ, те в свою очередь запросили необходимую информацию, как это тогда было принято, в Госкомспорте СССР. А там этого только и ждал «лучший друг советских ватерполисток» Ю.Н.Зайцев. В посольство СССР был отправлен ответ, что у нас такого вида спорта, как женское водное поло, не существует. На этом все и закончилось. Это была наша первая попытка установить международные спортивные связи.Еще более возмутительным способом Зайцев сорвал нашу вторую и прекрасную возможность показать себя на международной спортивной арене. Это было время подготовки к  

Играм Доброй воли, которые должны были проводиться в Сиэтле (США). Я узнал об этом случайно: увидел часть переписки между Федерацией водного поло СССР и Федерацией водного поло США. Наша Федерация запросила для делегации сборной команды СССР (мужской, конечно) дополнительно два места в делегации и два дня дополнительно для пребывания в США. Американцы ответили согласием при условии, если мы пришлем женскую сборную команду СССР на турнир женских команд полностью за счет американской стороны. Наша Федерация ответила отказом.

 Я впрямую спросил Зайцева, почему он так сделал?

 Ответ был достойным: «У вас слабая команда, вы проиграете американкам с большим счетом и тем самым нанесете ущерб советскому водному поло». Без комментариев.

 Но если есть Бог, то он точно любит Троицу. На третий раз в 1989 году мне удалось преодолеть казавшийся непреодолимым барьер.  На работу заместителем директора Спортивного клуба ВС ДСО профсоюзов (а это была очень серьезная «контора») пришел бывший начальник Управления плавания Госкомспорта СССР и член Бюро ФИНА (и, между прочим, бывший начальник Зайцева)  Т.М.Абсалямов. Я рассказал ему о наших злоключениях, что  уже существует и тренируется женская сборная команда страны, и теперь дело за организацией международных встреч, желательно с тогдашними лидерами мирового женского водного поло - голландками. Тимур Минзакирович  пообещал помочь и предложил следующую комбинацию: «Я еду в сентябре в Австралию на заседание Бюро ФИНА (Международная Федерация любительского плавания), там передам твое письмо представителю Голландии, может быть что-нибудь из этого выйдет».

 Письмо он передал, но ответа никакого долго не было. Вдруг в феврале 1990 года в Международный отдел ВС ДСО профсоюзов приходит телекс ... из Италии! «Итальянская сборная заинтересована в контактах с ватерполистками СССР и готова приехать к вам для участия в товарищеских играх». Оказывается, голландцы, у которых не нашлось средств на выезд в СССР, переслали мое письмо в Федерацию плавания Италии, а те заинтересовались возможностью посмотреть, что же происходит в СССР «за железным занавесом» с женским водным поло.

  Заведующая Международным отделом ВС ДСО профсоюзов Татьяна Мазуряк не отвергла абсолютно не нужную ей инициативу и внепланово возникшую финансовую проблему, пообещала выделить из бюджета ВС ДСО профсоюзов 20 тыс. рублей на прием итальянской делегации (это сейчас примерно столько же в долларах США). Собрать сборную команду СССР, как я уже говорил, для меня не было проблемой. Оставалось только найти место проведения соревнований.

Москва мне не подходила, так как здесь мне все пришлось бы делать одному, и я решил связаться с Николаем Михалевичем из Горького, моим хорошим товарищем, у которого была одна из лучших команд в стране, а г.Горький располагается всего в семи часах езда поездом от Москвы. Поскольку Горький был «закрытым» для посещения иностранцами, я попросил его связаться с местным Управлением КГБ и выяснить, можно ли получить разрешение на приезд итальянской делегации. Времена уже были горбачевские, началась перестройка, и через пару дней Николай бодрым голосом сообщил мне, что КГБ Горького не возражает против приезда сборной команды Италии в Горький. Я через Международный отдел ВС ДСО профсоюзов дал телекс в Италию о сроках и условиях приезда итальянок и полностью погрузился в подготовку приема группы, перевод денег, заказ ж/д билетов в Горький и обратно, автобуса, гостиницы и т.д.

 За пару недель  до приезда итальянок меня вызывает наш «чекист» из того же Международного отдела В.А.Гуськов (говорят, он работал ранее на Лубянке в одном из Управлений в звании полковника) и спрашивает: «Ты приглашаешь итальянскую команду в Горький, где еще никогда до этого не появлялась ни одна из иностранных делегаций из капиталистических стран, а сейчас туда едет команда, да еще из «натовской» страны! Ты получил на это разрешение из КГБ СССР и Генштаба СССР?»

 Советский плакат

Я похолодел: «Какой Генштаб? Какое КГБ СССР?

Мы ведь уже имеем разрешение от Горьковского КГБ!» Я и понятия не имел о существовании такой процедуры, как согласование приезда иностранцев с этими супер-организациями. В.А.Гуськов сказал мне: При приезде иностранцев в СССР в «закрытые» города необходимо не позднее, чем за месяц получить разрешение на это из этих двух «контор», но в случае с Горьким это вряд ли возможно, так как таких прецедентов в нашей истории еще не было. Но я попробую переговорить со своими ребятами на Лубянке, может быть, что-нибудь и получится" Я понял, что влип по уши. Все пошло прахом. Разрешения - не получить. Еще не поздно отказать итальянкам в приеме, но это значит навсегда потерять свою репутацию в ватерпольных международных отношениях, потому что всем сразу станет известно о нашей некомпетентности. А сорвать прием международной делегации - для меня значило навсегда лишиться возможности работать в большом спорте.

Эти две недели я ходил на работу, как на казнь: каждое утро В.А.Гуськов сообщал мне: «Пока нет ответа».  Я сидел, как на иголках и представлял себе все дальнейшие перипетии моих последующих злоключений. Остался один день. В 9-00 все по-прежнему: «Пока нет ничего», а итальянки прилетают завтра! А в 11 часов звонок: «Колосов, быстрей беги покупай билеты в Горький, разрешение есть!»  Я не поверил своим ушам, с сотрудником Международного отдела побежали в международные кассы на Петровку и, о счастье! - есть 25 билетов в купейный вагон до Горького! Видно, кто-то сдал эти билеты на целую делегацию, ведь в те времена достать билеты, даже зимой, на фирменный поезд в Горький, да еще такое их количество, было очень трудно.

 И вот билеты взяты, автобус из Шереметьева заказан, Горький уже предупрежден и ждет: завтра итальянская сборная прилетает в Москву. Уф-ф! Вместе с переводчиком встречаем итальянок в Шереметьево. Проходят таможню - все двадцать пять - и все в небесно-голубой ареновской форме, форме всех итальянских сборных. Первое знакомство, и я веду группу в ресторан обедать. Девушки с недоумением осматриваются вокруг, ни к чему не притрагиваются: им невкусно. Это в ресторане Шереметьево-то! Один из мужчин, руководитель делегации, спрашивает: можно ли перед отъездом в Горький заехать на Красную площадь? Какой вопрос - автобус ведь в нашем полном распоряжении!

Уже темно, 10 часов вечера. Приезжаем на Красную площадь, автобус останавливается на Васильевском спуске ниже храма Василия Блаженного, и мы идем на залитую светом Красную площадь. 10 часов вечера - вся площадь заполнена людьми, гуляющими и ...фарцовщиками. Они как мухи облепляют итальянок, и начинается активная торговля. Итальянкам суют часы «Командирские», матрешки, ложки - всякую «хохлому».

 В одну минуту мы потеряли всех из виду в толпе, заранее предупредив, правда, о точном времени и месте встречи у автобуса. Вместе с тренером команды Италии Франко Руссо подходим к Мавзолею, смотрим на смену караула, пытаемся разговаривать на ломаном английском. Мне и самому-то все очень интересно: никогда ночью не довелось видеть такую красоту в центре Москвы.  Вдруг к нам подбегают девчонки из команды Италии и взволнованно о чем-то говорят. Франко Руссо в панике переводит мне, что какие-то люди арестовали руководителя делегации, итальянского судью Ауриемму и нашего переводчика и увезли их неизвестно куда.

Этого мне еще только не хватало! Спрашиваю: «Эти люди были в форме или нет?» - отвечают: «В форме!». Слава Богу», - думаю, «наверное милиция, а не какие-то бандиты». Что делать? Времени до отправки автобуса на вокзал осталось 15 минут, никого не спросишь, ничего не узнаешь и не сделаешь за это время.  А люди пропали. Принимаю решение: «Будь, что будет, поехали!». Командую тренеру: «Собирай девок и - быстро - в автобус!». Еле их собрали к автобусу, они упираются, вокруг толкаются какие-то глухонемые с хохломой, суют ее через окна в автобусе. В общем, бизнес в разгаре, а им надо куда-то уезжать! Эти дуры не соображают, что поезд ждать их не будет!

С матюками, благо они этого не понимают, заталкиваю упирающихся итальянок в автобус и - вперед! Ночью Москва пустая, через 15 минут мы уже у Ярославского вокзала. До нашего  вагона всего 50 метров, но итальянки отказываются нести свои сумки: по их понятиям это должны делать только носильщики! Спорить некогда - я выкладываю свою месячную зарплату (200 руб.) этим наглым носильщикам (за дорогу в 50 м!), и мы уже у нашего вагона. Отправление поезда через 5 минут. Проводница делает даже не круглые, а квадратные глаза: «Какая Италия? Ты соображаешь, куда их везешь?» - «Есть разрешение КГБ!» - «Покажи!» - «Письменного разрешения там не дают!» - «Ничего не знаю, не имею права: Горький - закрытый город, отойдите от дверей, поезд отправляется!»

 Как удалось ее уговорить, уже не помню. Помогли знакомые ребята из Горького, ватерполисты, они подтвердили, что там будет международный турнир.

Уселись по купе, итальянки мрачно сидят и не ложатся спать: их руководство арестовано, а самих их везут куда-то в неизвестность - к медведям в Сибирь, в общем, в ГУЛаг! Через полчаса Франко Руссо говорит мне: «Юрий, ты мог бы достать бумагу в туалет для девушек, там ее нет». Нашей газеты «Правда» им для этого, оказывается, недостаточно! Да когда у нас даже в купейных вагонах была туалетная бумага?! Иду к начальнику поезда «Дайте итальянкам бумаги!» - «Что? Какие итальянки?? Высаживай всех, к чертовой матери, на первой же остановке!!» - «Да у нас есть разрешение... И т.д.». Но в итоге бумагу все-таки дал, целых два драгоценных рулона.

 Ночью меня еще пару раз поднимали, требовали объяснений и опять грозились высадить. И вот, наконец, утро, хмурое февральское слякотное утро. Вокзал в Горьком, вместо оркестра - озябшая делегация из трех встречающих с тремя дохлыми гвоздиками. Целых сорок минут ждем, когда подойдут носильщики, наконец, едем в гостиницу «Ока», которая располагается рядом с бассейном «Дельфин». Итальянская делегация размещается по номерам. Вдруг девчонки бегут ко мне: «Юрий! Что это такое?». Что такое? Обыкновенные тараканы, черные и рыжие - на любой вкус! Крупноватые, правда, и их много. Но, что я могу с ними сделать? Мы то всю жизнь с ними живем - и ничего!

 Тут же звоню в Москву в свой Международный отдел: у меня пропали иностранцы, может быть, они утром нашлись и находятся у вас? - «Ты что, с ума сошел? Никого не было, ничего не знаем, сам ищи пропавших!»

 Идем на бассейн, но мне уже ничего не надо. Моя команда тренируется со вторым тренером, итальянки - на своей половине поля. Я сижу на трибуне вконец подавленный: такое ЧП окончится не просто моим увольнением, еще и на работу теперь не устроишься по специальности. Времена-то были еще те. Небольшое утешение в том, что все-таки несмотря ни на что, первые международные игры для наших ватерполисток у нас уже никто не отнимет!

И вдруг слышу: «Юрий, хэлло!» - из прохода на трибуну поднимаются все трое пропавших: руководитель итальянской делегации, судья Ауриемма и наш сияющий переводчик! - «Откуда вы взялись?» - «А мы доехали рейсовым автобусом!»

 Оказывается, за незаконную торговлю, проще говоря, фарцовку, судью Ауриемму вместе с фарцовщиком забрали в отделение милиции в гостинице «Россия». Не оставил в беде Ауриемму руководитель делегации и, соответственно - переводчик. В пять утра их выпустили из «обезьянника», и переводчик повез их до метро «Щелковская», до автовокзала, и они с пересадкой да двух автобусах по всем «зарытым» и секретным зонам спокойненько добрались из Москвы до Горького, не афиширую, разумеется того, что они иностранцы.

  У меня с души упал камень. Все теперь выглядело в другом свете. И все в целом в итоге неплохо получилось. Прошел турнир из четырех команд: сборными Италии и СССР, России и московского СКИФа.  Мы в решающей игре с командой Италии проиграли всего один мяч, причем на последней минуте Ольга Лещук из Златоуста дважды не смогла реализовать численное преимущество. То есть, по сути дела, мы сразу встали в один ряд с сильнейшими командами Европы (итальянки были тогда бронзовыми призерами прошедшего чемпионата Европы). Причем, я постарался сделать судейство честным: одним из двух судей нашей игры с Италией был Ауриемма, другим Борис Маргиев. Итальянцы это оценили, как я это понял позднее.

 Они были удивлены нашим уровнем игры и сказали, что у нас прекрасные перспективы в будущем, ведь, на их взгляд, много хороших игроков оказалось не только в сборной СССР, но и в сборной России и московском СКИФе. Дело в том, что вместо предполагавшихся трех игр сборной Италии с командой СССР, мы организовали по мой инициативе турнир с участием еще двух команд: сборной России под руководством М.Н.Накорякова и Н.Н.Михалевича и сборной Украины, которая, впрочем, не приехала в Горький из-за равнодушия украинских спортивных руководителей. Сборную Украины заменила, в срочном порядке, команда московского СКИФа по руководством Сергея Фролова.

Таким образом, состоялся турнир из четырех команд. Это и было одной из моих целей: «обстрелять» как можно больше наших девушек в таком турнире, хотя вполне можно было бы обойтись тремя играми сборных Италии и СССР.

 Мы понимали, что итальянские ватерполистки впервые попали «за железный занавес» и  

постарались, в меру возможностей, оказать им радушный прием. Но наши условия были тогда не ахти какие, пришлось налегать на гостеприимство и на «шнапс». После первого же дня руководитель, тренер и судья итальянской команды руками и ногами отбрыкивались от нашей водки, но - тщетно: местные товарищи, хотя и с трудом, ломали их сопротивление, и каждый вечер мы проводили в теплой компании.

 Помню, как после застолья у директора оборонного предприятия «Салют» Чеботарева, который был в то время председателем Федерации водного поло г.Горького, поздней ночью мы шли по центру города. И тут судья Ауриемма, у которого оказался мощный оперный голос, во всю ивановскую начал исполнять арию из «Паяцев».

Такого наш «закрытый» Горький, да еще глухой ночью, никогда не слышал. Вот так и прошел первый контакт советских ватерполисток с заграницей. Но, оглядываясь в прошлое, я очень сомневаюсь, решился бы я все это предпринять, если бы знал, через что мне придется тогда пройти.

Воодушевленный, я вернулся в Москву, как мне казалось - «на коне». Все выглядело в отличном свете. Но так мне только казалось. Все было прекрасно, пока делалась черновая работа, пока мы занимались развитием вида спорта - тогда никому до нас не было дела. Но вот появилась «сладкая булочка» - готовая сборная СССР - и сразу же нашлись желающие ей поуправлять.ъЕще в Горьком, после игры с итальянками я спросил у Владимира Свинтицких, нашего общественного тренера из МГУ, который работал вместе с М.Шуваловым, каково его мнение об игре сборной СССР. Но неожиданно он уклончиво ответил мне что-то непонятное и неопределенное: в игре команды, оказывается, есть определенные недостатки, игроки не то делают и т.д. Я его тогда не понял: у нас до сих пор были прекрасные отношения, но Владимир никогда ведь не был специалистом в водном поло, хотя его дочь одно время хорошо стояла в воротах команды МГУ. Его спортивным уровнем в прошлом был уровень игрока любительской волейбольной команды. Я же худо-бедно небезуспешно тренировал команду мастеров высшей лиги «Москвич» АЗЛК и, конечно, уровень чемпионата СССР среди мужских команд высшей лиги был очень высоким, чтобы обращать серьезное внимание на невнятную критику дилетанта.

Но через несколько дней в Москве состоялось открытое заседание Федерации водного поло СССР, где я должен был присутствовать как отвечающий за этот вид спорта в профсоюзных спортивных обществах. На заседании Федерации рассматривались вопросы подготовки, конечно, мужской сборной команды СССР, а о женщинах не могло быть разговора и в помине - Зайцев по-прежнему насмерть стоял на пути женского водного поло.

 И вот, в конце заседания, после двух часов рутинных разговоров о проблемах в мужском водном поло, встает председатель тренерского совета, заведующий кафедрой физического воспитания МГУ М.М.Рыжак (между прочим - мой бывший тренер по сборной России на 1У Спартакиаде народов СССР 1963 года) и говорит: «Может быть, не все знают, но сейчас у нас появилась (!) женская сборная команда страны и, следовательно (!), нам нужно найти и назначить ее главного тренера. У меня есть предложение: назначить тренером сборной СССР тренера женской команды МГУ Михаила Шувалова».

Я обалдел. Два года, когда это никому не было нужно, когда все над этим открыто смеялись, я лично из ничего организовывал, собирал, формировал, тренировал из бывших пловчих сборную команду, «вытащил» ее на международную арену и теперь, оказывается, должен отдать ее Шувалову! Который еще пару лет назад до этого играл у меня в «Москвиче», и с которым у меня был не один конфликт! Имеет практику-то всего двух-трех лет работы с любительской командой из девчонок-пловчих - и он уже тренер сборной СССР!

Но тут один за другим дружно стали подниматься бывшие игроки МГУ: Валерий Пушкарев, Юрий Митянин, тот же Свинтицких: оказывается, нет сейчас более главной задачи у «мужской», по существу Федерации, как решать судьбу женской команды! А вот и Зайцев - он тоже считает актуальным вопрос назначения тренера женской команды (а ведь еще вчера был против существования женского водного поло вообще!).  Я взял слово, коротко рассказал о турнире, сказал, что каждый (в том числе и Шувалов) имеет право претендовать на то, чтобы быть тренером любой команды, но должна быть при этом какая-то справедливость. Я лично вложил немало своих сил  и также имею право  тренировать команду, которую сам же и создал.

Получил я не то что бы поддержку, но понимание с той стороны, откуда ее никак не ожидал. Тренер нашей великой мужской сборной, также бывший игрок МГУ Борис Попов, встал и предложил направить на просмотр женского чемпионата, который должен был состояться через месяц все в том же Горьком, а также для разбирательства в том, что все-таки происходит в женском водном поло, Ю.Зайцева. Кстати, Зайцев должен был находиться в это время в командировке по соседству в Дзержинске, где проводился тур мужского чемпионата СССР.На этом «заговор» и кончился. Это был апрель 1990 года. Зайцев в Горький из Дзержинска (30 минут на электричке), конечно же, не приехал. А я провел в Горьком во время нашего женского чемпионата конференцию Ассоциации женских ватерпольных команд СССР, где мы приняли Положение о тренерском совете, и где я был единогласно избран его председателем, а моя деятельность по  развитию женского водного поло ( в том числе и как тренера сборной СССР) получила полное одобрение.