СРОЧНО В МАССЫ
  ВЕСТИ: Мировая лига. Суперфинал. 1. Сербия, 2. Италия, Хорватия...  МНЕНИЯ:  Александр Клейменов ... ЧЕМПИОНАТЫ:   Мировая лига. Суперфинал. Групповой этап соревнований.     ТРАНСЛЯЦИИ:    Игры сборных России в Мировой лиги-2016. МЫ  работаем ДЛЯ Вас !  Сайт "ИВАН" приветствует поклонников игры на воде!  СКОРО:  16-30 июля. Чемпионат мира. Будапешт (Венгрия).
 

« Архив »




«Доклад Макларена — довольно поверхностный»

 Депутат Госдумы, двукратный призер Олимпийских игр Ирек Зиннуров — о докладе комиссии WADA, ответных действиях с российской стороны и кризисе отечественного водного поло.

 

 

В январе комитет Государственной думы по физической культуре, спорту, туризму и делам молодежи объявил о создании комиссии, которая займется анализом доклада Ричарда Макларена, обвинявшего российских спортсменов в массовом употреблении запрещенных препаратов. Член экспертного совета при Госдуме, серебряный призер Олимпийских игр 2000 года в Сиднее, бронзовый призер Олимпиады-2004 в Афинах по водному поло Ирек Зиннуров рассказал корреспонденту "Известий"  Алексею Фомину о том, насколько преувеличена проблема допинга в нашей стране, как справиться с атаками Всемирного антидопингового агентства (WADA) и почему отечественные ватерполисты перестали добиваться успеха на международной арене.

— На какой стадии находится рассмотрение Госдумой данных, опубликованных в докладе Макларена?

— Наше государство неоднократно заявляло о своей жесткой позиции в отношении допинга. В том числе и на законодательном уровне — в ноябре прошлого года Госдума приняла закон об уголовной ответственности за употребление и принуждение к употреблению запрещенных препаратов. Как вы знаете, комитет по спорту создает комиссию по анализу данных, опубликованных Маклареном. В ближайшее время я планирую переговорить с председателем комитета Михаилом Дегтяревым на предмет вхождения в эту комиссию.

Надо понимать, что с точки зрения доказательной базы доклад Макларена получился довольно поверхностным. Многие изложенные в нем факты уже опровергаются. Взять, например, историю с биатлонистами — из 22 очерненных спортсменов большинство уже оправдано. Думской комиссии нужно максимально подробно проанализировать весь доклад, чтобы провести в отношении документально подтвержденных фактов серьезную работу над ошибками внутри России, а на обнаруженные изъяны как можно настойчивее и убедительнее указать всем международным инстанциям.

— Как часто в водном поло проверяют на допинг?

— Постоянно. Что подтверждается минимальным количеством допинговых скандалов в нашем виде спорта. И это при том, что он требует довольно серьезных нагрузок — не меньше, чем у велогонщиков. Нам приходится одновременно держаться в воде, плавать, бороться за мяч и забивать голы. Нагрузки жестче я видел только в триатлоне, когда в прошлом году участвовал в соревнованиях в Казани. Забавно, что в первой половине 2000-х я был самым возрастным игроком сборной, но при слепом жребии почему-то постоянно попадал на допинг-контроль. Нас проверяли постоянно, и никто не рисковал использовать что-то запрещенное. До 35 лет я даже не знал, что такое биодобавки, не знал даже про разрешенные. Нам никогда не давали ничего, кроме сиропа шиповника после тренировки. И меда, перемешанного с орехами. Это и был весь наш допинг. .

— Можно усилить спортивные позиции России в международных инстанциях по линии комитета по делам СНГ, членом которого вы являетесь?

— Пообщавшись с коллегами из этих стран, я понял, что перспектива такого сотрудничества есть. Многие готовы проводить совместные соревнования и мероприятия. Например, недавно представители Грузии обращались ко мне с предложением провести ряд объединяющих матчей по водному поло среди ветеранов. Есть идея расширить внедрение комплекса ГТО не только в России, но и на постсоветском пространстве, а также среди живущих за рубежом соотечественников. Спорт всегда был объединяющей силой, и нам нужно это использовать. Особенно сейчас, когда ряд западных политиков пытается сделать спорт разобщающим фактором. Я считаю своей задачей по линии нашего комитета усиливать сотрудничество со странами СНГ — нужно консолидировать наше представительство в международных спортивных организациях, чтобы иметь там вес. Только тогда к нам будут прислушиваться в самых разных вопросах, включая антидопинговые.

— Как вы оцениваете нынешнее состояние российского водного поло на фоне прошлогодней бронзы нашей женской сборной в Рио?

— К сожалению, сейчас в мировой классификации мы находимся слишком низко. Мужская сборная России перестала попадать на Олимпийские игры начиная с Пекина-2008. Это очень огорчает. Надеюсь, недавнее избрание Алексея Власенко президентом Федерации водного поло России поможет изменить ситуацию. Всегда легко скатиться вниз, а подняться — крайне сложно. Есть задача попасть на Олимпиаду-2020 в Токио, но она очень сложная, если реально оценивать наше текущее положение. Ее можно решить только сообща, то есть вместе со всеми клубами. В этом смысле бронза женской сборной России в Рио случилась не благодаря, а вопреки сложившейся ситуации. Большое спасибо за это девчонкам и их тренерскому штабу. Хотя и у них есть проблемы, которые надо решать, чтобы такой результат был закономерностью, а не приятным сюрпризом. Для этого надо заниматься детскими школами — тогда будет откуда привлекать резерв.

— В августе тренер мужской сборной России Дмитрий Апанасенко рассказывал, что перед олимпийским отбором к Рио у федерации не нашлось средств, чтобы организовать выезд на соревнования за границей.

— Уверен, эта ситуация изменится. Но в добавление к словам Апанасенко скажу, что такие проблемы должны решаться не перед Олимпиадой или олимпийским отбором, а задолго до них. Не за месяц, не за два месяца и даже не за полгода, а как минимум в течение трех лет. Если на каком-то этапе произойдет сбой, это скажется на результате. За 2−3 месяца подготовиться нельзя.

— Почему российское водное поло оказалось в таком кризисе?

— Срыв произошел еще в 1990-х. Даже серебро Сиднея и бронза Афин были уже прыжком выше головы, случившимся благодаря составу, обучавшемуся еще в спортшколах СССР. Позже эта система подготовки постепенно была утрачена. Наша страна прошла этап разрухи — и спорт не был исключением. Водное поло это затронуло более жестко, потому что это не футбол и не хоккей. В 1990-е годы руководству федерации не удалось понять, что советский багаж рушится. В результате мы не перестроились и стали двигаться вниз. Помню, в 2000 году большинство СМИ, анализируя медальные перспективы России в Сиднее, сказали: «У водного поло нет шансов привезти медали». Нас это обозлило, мотивировало, и мы взяли серебро. Но при этом нельзя сказать, что тогда журналисты были так уж неправы в оценке наших перспектив.

— Выходит, бронза женской сборной в Рио не дала толчка к развитию?

— Сегодня нам необходима государственная поддержка. Наш вид спорта — не футбол или хоккей, чтобы обеспечивать себя самостоятельно. Великолепно, что наш гандбол сумел пробить себе место в Федеральной целевой программе развития спорта. У нас ведь схожие проблемы. Даже медали в водном поло и гандболе выигрывались почти одновременно — мужчины завоевали последние награды в 2004 году, после чего мы дружно скатились вниз. И только сейчас гандболистки завоевали золото в Рио, а ватерполистки — бронзу. При этом руководство их федераций быстро сориентировалось — каждодневных результатов от гандбола пока ждать не приходится, но положительные сдвиги есть. Они спохватились раньше нас, а водное поло только сейчас делает первые шаги.

— Сколько средств нужно для успешного развития водного поло?

— Профессиональному ватерпольному клубу нужен бюджет порядка 100 млн рублей в год. Федерации нужна примерно такая же сумма на расходы по подготовке и обеспечению всех сборных — от национальной до юношеских. Необходимо больше клубов, чтобы конкуренция в чемпионате России была жестче. Это тяжелая работа, но всё это можно осуществить.

 

 banner-1-468x60.jpg