СРОЧНО В МАССЫ
  ВЕСТИ: Чемпионат мира - 2017. 1. Хорватия, 2. Венгрия, 3. Сербия...8. РОССИЯ.  МНЕНИЯ:  Прорыва нет до сих пор.... ЧЕМПИОНАТЫ:   Мировая лига. Суперфинал. Групповой этап соревнований.     ТРАНСЛЯЦИИ:    Игры сборных России в Мировой лиги-2016. МЫ  работаем ДЛЯ Вас !  Сайт "ИВАН" приветствует поклонников игры на воде!  СКОРО:  Лига чемпионов . Мужские клубные команды. Сентябрь. Квалификация.
 

« Архив »




Томас неверующий

 

Когда договариваешься о встрече с немцем, невольно думаешь о пунктуальности. Но когда в Казани снегопад - такой, как случился в начале декабря, о пунктуальности приходится забыть. По этой причине встретиться с Томасом Шертвитисом, капитаном казанской ватерпольной команды «Синтез», удалось лишь с третьего раза. «Я пунктуален в меру, - улыбается Шертвитис в ответ на мои извинения, - и тогда, когда мне это удобно»!

ВИЗИТКА
Томас Шертвитис, Синтез, Казань
Томас ШЕРТВИТИС, 
центральный нападающий ватерпольной команды «Синтез» 

Родился 9 февраля 1972 года в Алма-Ате. В 1998-м закончил Казахский государственный институт физической культуры. С 1997 по 2004 годы выступал за команду «Шпандау-04» (г. Шпандау, Германия), с 2004 по 2005 годы - «Олимпиакос» (г. Афины, Греция). Начиная с 2005 года играет за казанскую команду «Синтез». 
Победитель игр Азии в 1994 году, бронзовый призер Мировой лиги в 2005 году. В 1988-м стал серебряным призером международного турнира «Дружба». Восьмикратный чемпион Германии, семикратный обладатель Кубка Германии, семикратный обладатель Суперкубка Германии в составе «Шпандау-04», чемпион Греции (2005 год, «Олимпиакос»). Финалист Кубка «Len Trophy» 2005 -2006 года, обладатель Кубка «Len Trophy» 2006-2007 года в составе ВК «Синтез» (г. Казань). Серебряный призер чемпионата России 2005-2006 года, 2007-2008 года, обладатель Кубка России-2005, 3-е место на Кубке России-2006, чемпион России 2006-2007 года в составе ВК «Синтез» (г. Казань). Мастер спорта международного класса.

Томас Шертвитис, водное поло, Синтез
Сын диссидента

В многолюдном холле бассейна «Синтез» узнать Шертвитиса труда не составило. Во-первых, не многие могут похвастаться ростом под два метра, во-вторых, борода - не самое распространенное явление среди спортсменов (хоккеисты в плей-офф не в счет), ну и, наконец, махровый бело-зеленый клубный халат, в котором нападающий «Синтеза» вышел меня встречать, сильно выделял его из толпы.
- Присядем здесь, - Томас предлагает расположиться на диванчике, стоящем в углу фойе. Наша беседа то и дело прерывается. То проходящие мимо знакомые здороваются со спортсменом, то сам Шертвитис, выполняя капитанские обязанности, напоминает выходящим из раздевалки одноклубникам о предстоящем разборе игры.
- У вас очень необычная фамилия, - интересуюсь я, пытаясь узнать, откуда эти непривычные для русского уха сочетания «ш», «р», «т», «в».
- Фамилия литовская, - раскрывает семейные секреты спортсмен. - Отец был литовец, мама - немка, познакомились в Казахстане. Тогда туда многих выселяли. Семью матери репатриировали еще в 1930-х годах, а отец был борцом за независимость Литвы, выступал против Советской власти. Его арестовали и судили в 1945-м. Он попал под сталинскую амнистию, по случаю победы в Великой Отечественной войне. Тогда на полгода-год была отменена смертная казнь, и ему дали 25 лет. Отсидел он из них 15, потом высылка в Казахстан. Там, в Алма-Ате, мама и папа встретились, там и я родился.
- Так у вас диссидентская семья была, - уточняю, - вам передались эти настроения?
- Ну, я не знаю, как это назвать, - задумчиво говорит Томас, - просто я рос, не очаровываясь лозунгами родной партии, и всегда отдавал себе отчет в том, что вокруг меня происходит. Я знал, что так жить я не хочу и не буду.

Обретение второго дома

Родители Томаса любили Алма-Ату, им нравились окружающая природа, горы. И в социальном плане Шертвитисы-старшие были устроены относительно хорошо, оба преподавали в вузах. Тем не менее осенью 1993 года семья перебралась на ПМЖ в Германию, на историческую родину матери Томаса.
- Решение принимали все вместе, - вспоминает спортсмен, - мне тогда был 21 год, и я серьезно настроился на переезд. Просто, несмотря на все изменения, ведь Советский Союз распался и Казахстан стал независимым государством, я не верил, что все эти преобразования необратимы...
Они поселились в Западном Берлине, хотя деление на западную и восточную часть к тому времени было условным - ведь стены, разделяющей столицу Германии, уже не существовало. Но оказалось, что есть и другие стены - те, что находятся в сердцах и умах. Интеграция в немецкое общество далась Томасу очень непросто.
- Первые два-три года было тяжело, - откровенничает он, - как и многие эмигранты, я даже проходил через ненависть к местному населению, неприятие культуры и непонимание того, что вокруг меня происходит. Мне казалось, что ко мне относились несправедливо. Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что меня воспринимали адекватно, соответственно тому, каким я был на тот момент. Ведь я ни слова не говорил по-немецки, а амбиции и претензии были большие.
Постепенно пришло знание языка, стали появляться друзья, Томас получил юридическое образование. Вместе с этим изменялось и отношение к стране, к городу, к жизни в Германии.
- Можно сказать, что вы стали немцем? - спрашиваю я.
- Это редкий феномен, но да! - утверждает он. - Я хорошо говорю на немецком. В Германии у меня дом, и я себя чувствую полноправным членом немецкого общества. Это не говорит о том, что я не чувствую себя русским или не чувствую себя литовцем... Просто в первую очередь я чувствую себя человеком! И это не пустые слова.
Водное поло. Матч с участием Синтеза, Казань

Спорт нам поможет

Следует сказать, что встать на ноги в новой культуре Томасу помогла и спортивная закалка.
- Вообще, любому молодому человеку и девушке я бы посоветовал заниматься спортом, - Шертвитис делится своим опытом. - Даже не ради кубков, медалей или миллионов, которые зарабатывают некоторые спортсмены. Спорт учит человека общаться, находить свое место в обществе, помогает выработать волю и дисциплину. И все эти качества очень пригождаются в жизни.
Спортивная карьера Томаса в Германии связанна с ватерпольным клубом «Шпандау-04». В его составе он восемь (!) раз становился чемпионом и по семь раз завоевывал кубок и суперкубок Германии.
- «04» в названии - это 1904 год основания спортивного общества, - поясняет спортсмен. - Традиционные немецкие спортивные общества организовывались в конце XIX - начале XX века. И это поразительно, какую роль эти общества там играют, - просвещает Шертвитис, - это движение, идущее снизу, не от министерств и ведомств, а от граждан. Россия в этом здорово отстает. В Германии 60% населения состоят в подобных обществах. Люди приходят в эти клубы с детьми и занимаются различными видами спорта. 
Следует сказать, что не только Томас стал ощущать себя в Германии «своим», но и немцы признали его за «своего». Ведь необычная и для Германии фамилия Шертвитис звучала в составе немецкой сборной по водному поло на двух олимпиадах - в Афинах в 2004-м и в Пекине в 2008-м.

Еду я на родину...

- А как вы оказались в Казани, в «Синтезе»? - интересуюсь я.
- Я был в Афинах, с 2004-го по 2005-й выступал за «Олимпиакос», - рассказывает Томас. - Мне позвонил менеджер и администратор нашего клуба Кирилл Борисович Макаров: «Существует ли принципиальная возможность выступления за российский клуб?». Я сказал: «Принципиальная существует». Дело в том, что уже тогда мы были друзьями с вице-президентом, а тогда еще игроком «Синтеза» Иреком Зиннуровым. 
И Шертвитис снова оказался перед непростым решением, ведь Казань была для него совсем неизвестным местом. Тем не менее клуб и игрок достигли договоренности, и литовский немец из Казахстана оказался в столице Татарстана.
- Я ни разу не пожалел, что сюда приехал! - утверждает Томас. - Откровенно, без всякого лукавства говорю: Татарстан - мой второй дом! - он с улыбкой кивает на лежащие перед ним экземпляры нашего журнала. - Я нашел здесь новых друзей, а в 2007 году получил российское гражданство.
- Я где-то читал о том, что вас включили в расширенный состав российской сборной по водному поло? - интересуюсь я.
- Я такое слышал три раза, - смеется Шертвитис, - и все время от журналистов! Мне это, конечно, льстит, но я не думаю, что целесообразно такого возрастного игрока включать. Так что у этих разговоров вряд ли есть серьезные перспективы.
Однако Томас Шертвитис для своих 38 лет, считающихся в водном поло долгожительством, чувствует себя великолепно!
- Трудно, конечно, загадывать, - говорит он о своих перспективах в спорте, - ведь не все в нашей власти. Например, восстанавливаться после травмы в 38 будет не то же самое, что раньше, но пока я с удовольствием играю! 
Шертвитис и Шаймиев
Благодарность за победу от первого Президента Татарстана Шаймиева

В двух мирах

На сегодняшний день Томас Шертвитис не только де-юре является гражданином двух государств, но и де-факто имеет два родных дома.
- И в Берлине, и в Казани я чувствую себя дома! - признается Томас. - И вообще, я не хочу себя ставить в какие-то рамки. Русский язык - это мой родной язык, первый, на котором я заговорил. Я знаком с русской культурой, и я чувствую себя русским человеком! Но так же я знаком и с немецкой культурой. Я думаю, мир меняется, и меняется к лучшему. Может быть, мы застанем такое время, когда человечество уйдет от этих национальных государств. Мы видим, что мир перестал быть огромным, непонятным, с множеством белых пятен на карте. Он стал очень маленьким, все по соседству, сел в самолет - и через 8 часов ты уже в Америке! А раньше туда надо было чуть ли не год добираться. Мне кажется, что сегодня невозможно серьезно верить, что существует какая-то разница между немцем, русским или китайцем...
- Ну какая-то разница все-таки существует, - осторожно замечаю я.
- Конечно, в культуре, в традициях разница есть, - продолжает Томас развивать свою идею, - но Бог (я не верю в Бога, но воспользуюсь таким оборотом) очень справедливо распределил идиотов по всему миру. Идиот - это не национальное. Причем это существует и по горизонтали, и по вертикали, ведь круглых идиотов среди миллиардеров такой же процент, как и среди бомжей...
- А как насчет хороших людей?
- То же самое! - смеется Шертвитис, - просто на примере идиотов сочнее получается!
- Так что вы считаете себя гражданином мира? - спрашиваю я.
- Мне кажется, нужно различать, как я себя чувствую и как меня воспринимают другие, - поясняет Томас. - Я в Татарстане дома, но, с другой стороны, видят ли меня люди здесь как своего? Это единственное, что заставляет меня быть осторожным, а если этот момент исключить, смело могу сказать: я на всей планете чувствую себя как дома. 

Философия как хобби

Быть частью народа для Томаса - это знать его культуру.
- Я неплохо, как мне кажется, знаком с русской литературой, - говорит он, - и для себя я бы выделил из классической литературы прозу Пушкина. Просто к поэзии я вообще прохладно отношусь, нравятся отдельные прозаические произведения Лермонтова. Очень Чехов нравится. А вот к Толстому, Достоевскому отношусь без трепета. И у Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки» нравятся, а когда он пытается о серьезных вещах писать - не очень. Философа я в нем вообще не вижу. Мне не очень нравится, когда дилетанты пытаются философствовать.
- Может, вам просто немецкая философия ближе? - предполагаю я.
- Вообще-то я не разделяю философию на немецкую и какую-то еще, - поясняет Томас. - Есть разные течения в философии, и есть в этих течениях яркие авторы, которые мне нравятся. Впрочем, я с философией знаком на уровне хобби, специального образования не получал.
Большое влияние на Шертвитиса оказала и немецкая литература, которую он мог читать на языке оригинала.
- В немецкой литературе существует большое количество авторов, которые произвели на меня впечатление, - говорит Томас, - например, мне очень нравится Зигфрид Ленц. Но, безусловно, я советую каждому человеку разобраться в произведении Гете «Фауст»! Это фундаментальное произведение в истории человечества! 
Команда ватерполистов Синтез, Казань
Ватерполисты "Синтеза" - обладатели Кубка ЛенТрофи (Шертвитис в центре)

Что в имени тебе моем?

Когда смотришь на бородатого великана Томаса Шертвитиса, поневоле думаешь: нормальный русский мужик!
 - Ну, только не мужик, - с хохотом отнекивается он, - я свой, да, русский парень! Но мужик - нет!
- А как случилось, что вас назвали Томасом, - начав беседу с фамилии, хочется в конце поговорить и об имени.
- Отец назвал, - отвечает Шертвитис, - это распространенное имя и в Литве, и в Германии, у греков, например, Томакос, у русских - Фома...
- Фома неверующий?
- Да! Ведь я действительно невероятный скептик, - смеется Томас, - все на свете ставлю под сомнение!
- И что, даже религиозные греки не смогли на вас повлиять, когда вы жили там? Ведь даже библейский Фома уверовал в конце концов.
- Без шансов, - улыбается он, - даже если я и приду к вере, то это будет моя вера. Без посредников и без обрядов.

Роман УСАЧЕВ Асамблея Народов Татарстана
Фото Наталья ВЯТКИНА и из архива ВК «Синтез»