СРОЧНО В МАССЫ
  ВЕСТИ: Чемпионат мира - 2017. 1. Хорватия, 2. Венгрия, 3. Сербия...8. РОССИЯ.  МНЕНИЯ:  Прорыва нет до сих пор.... ЧЕМПИОНАТЫ:   Мировая лига. Суперфинал. Групповой этап соревнований.     ТРАНСЛЯЦИИ:    Игры сборных России в Мировой лиги-2016. МЫ  работаем ДЛЯ Вас !  Сайт "ИВАН" приветствует поклонников игры на воде!  СКОРО:  Лига чемпионов . Мужские клубные команды. Сентябрь. Квалификация.
 

« Архив »




Человек на своем месте

                                          LdamXHC5VB8.jpg

Рубрика:  Незабытые имена.

Ровно год назад 03 августа от нас ушел Владимир Николаевич Бартяев. Не стало человека, который всю свою жизнь посвятил водному поло и клубу МГУ.

Владимир Николаевич работал старшим преподавателем кафедры физического воспитания Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова. За свою многолетнюю безупречную и по-настоящему подвижническую работу ему было присвоено почетное звание «Заслуженный работник физической культуры Российской Федерации».

Последние годы В.Н. Бартяев активно тренировал команду МГУ по мини водному поло, не раз приводя ее к медалям чемпионата и Кубка России. Но вот «золота» при его жизни команда никак не могла завоевать... Поэтому когда ребята из МГУ в прошлом ноябре выиграли чемпионат, свой успех счастливые триумфаторы посвятили Владимиру Николаевичу Бартяеву, прославленному ветерану, своему горячо любимому и уважаемому тренеру.

«Если бы не Владимир Николаевич, этой победы бы не было. Это сто процентов!» - в интонации и взгляде главного тренера студентов Виктора Чекунова действительно чувствуется безоговорочная уверенность в своих словах. - «В МГУ ведь никто не хотел заниматься мини водным поло, когда оно только зарождалось. А он взялся. Потому что человек был такой, очень любил свое дело, болел за него всей душой. Первое, что хочется сказать, когда вспоминаешь Владимира Николаевича - он был очень добрым и порядочным. Всегда вникал в проблемы игроков и помогал им. Прекрасно помню, как еще тогда, когда я был студентом, он ходил в учебные части факультетов и договаривался о продлении сессии для нас, чтобы мы могли спокойно выступать на соревнованиях. То же самое и с военными сборами. Он делал так, чтобы они не совпадали со сроками наших спортивных сборов. А для иногородних студентов он выбивал общежитие в главном здании. Журналисты ведь по сей день живут в другом месте - на улице Шверника, что в соседнем районе Москвы. А он умел договориться, чтобы они жили здесь, в том же здании, что и бассейн. А главное, он был великолепный тренер. И всегда был на своем месте».

- То есть?

Он ведь, по большей части был вторым тренером в профессиональной команде МГУ, но в трудную минуту легко брал на себя обязанности главного. Лишь бы команде было хорошо. Вот и получалось, что он всегда был на том месте, где мог принести больше пользы клубу. Это и было одной из главных черт его характера: готовность всегда прийти на помощь.

- А что интересного, связанного с Владимиром Николаевичем, вспоминается?

Была у него одна забавная черта: он очень любил ребят аккуратненько подтолкнуть к рассказам об их любовных похождениях. При этом делал вид, что ему не особо и интересно. А мог и пожурить чуть-чуть, мол, так нельзя, ну что вы. Но было видно, что ему все это жутко интересно. Было такое чувство, что он гордился тем, что его ватерполисты пользуются успехом у женщин. Гордился как за своих собственных сыновей. Да и не удивительно это, ведь, по его рассказам, в молодости он и сам любил после отбоя на танцы сбегать.

В последние дни тяжело ему было?

- Конечно, но он вообще никогда не жаловался! Мы видели, что ему тяжело, но понимали, что если вместо тренировки он останется дома, то сразу же наденет тапочки и будет шаркать ногами. Это означало бы еще более ранний уход... А вот во время общения с ребятами он молодел! Хоть и кричал на них часто, переживал. А все потому, что максималист. Всегда хотел, чтобы они были самыми лучшими.

Помогали ему?

- Да, чем могли. В чем-то - материально, где-то - знакомствами. Привезти-увезти, врача найти... Кстати, после операции он продолжал плавать. Сначала один бассейн проплывет, потом больше. Понимал, что плавание - это здоровье. Он и сына моего старшего плавать научил. И азам водного поло Игорь тоже у Владимира Николаевича научился. Да, собственно, кто еще мог его научить? Ведь в нашем бассейне тогда Бартяев один и остался. Повторюсь, если бы не он, не было бы нашей победы на чемпионате России!

«Я к нему пришел в пять лет» - подтверждает слова своего отца Игорь Чекунов. - «Сначала учился плавать, затем стал ходить на тренировки по водному поло. Владимир Николаевич был мастером своего дела. Это был очень добрый и отзывчивый человек. Настоящий воспитатель, который умел сплотить команду. Мы с ним могли обсудить не только игровые дела, но и личные вопросы, и он всегда нам помогал. Поэтому все ходили на тренировки с большим удовольствием. Он был каждому из нас как второй отец и это не преувеличение».

Чтобы услышать что-нибудь о Владимире Николаевиче Бартяеве не только от тех, кому он был наставником, решаю отправиться прямиком в бассейн МГУ, к заслуженному тренеру России Михаилу Александровичу Шувалову, ныне возглавляющему женскую команду московского Университета.

Меня, выпускника журфака, грустновато-усталым видом встречает все тот же полуобшарпанный бассейн, в котором, еще, будучи студентом, я сдавал какие-то нормативы физической успеваемости, что-то типа ГТО. За десять лет ванна практически не изменилась: все те же скудные трибуны, рассчитанные человек на сто, большие настенные часы с секундомером на циферблате. Пожалуй, только разве стены освежили новой краской да вода традиционно чистая... Странно даже представить, что здесь умудрялись оттачивать свое мастерство многократные чемпионы СССР и первые обладатели Кубка европейских чемпионов, становившиеся впоследствии и Олимпийскими чемпионами. Наверное, если бы венгры, сербы или итальянцы увидели, в каких условиях тренировались их победители, они бы обомлели. Задумался и ваш корреспондент. Что же удерживает здесь заслуженных людей? Догадка была только одна - это безграничный энтузиазм, умноженный на искреннюю любовь к водному поло. Судя по воспоминаниям очевидцев, такими качествами и обладал Бартяев. Сразу вспомнились слова Виктора Чекунова о том, что в трудную минуту Владимир Николаевич остался в бассейне МГУ один. Кстати, без помощников проводил тренировку с девушками и Михаил Шувалов.

Михаил Александрович, расскажите, чем живет сейчас водное поло в МГУ?

- Здесь тренируются девушки 1996 и 1997 годов рождения. Между прочим, все, кого вы сейчас в бассейне видите, члены сборной Москвы. Девочки 1998 и 1999 годов занимаются в Олимпийской деревне и РГУФКе. Раньше они тоже здесь были, но ванна маленькая, воды не хватает. При такой стесненности, которую вы сами видите, одна дорожка отведена для студенток, которые хотят приобщиться к нашему виду спорта. Они имеют право заниматься в этом бассейне, но уровень их, конечно, слабоват.

- Иными словами среди студенток будущих звездочек нет?

- А откуда им взяться? Своей специализированной школы по водному поло в Университете нет. Нужна довузовская подготовка, без этого перспектив у студенческого водного поло, в принципе, нет. Можно было бы и здесь организовать довузовскую работу, но тогда нужно воду оплачивать, а это уже совсем другой разговор. Вот и получается, что на словах все очень даже за развитие студенческого спорта, а на деле никакой работы в этом направлении не проводится. Здесь подобные попытки были, основанные на голом энтузиазме. Мы с Ириной Варегиной этим занимались. Проводили набор детей на основе абонементных групп. Потом из наиболее талантливых ребят комплектовалась группа, с которой мы усиленно работали.

- Но хотя все обстоит, мягко говоря, не очень радостно, женское водное поло в МГУ, по-прежнему, держит марку?

- Отчасти это так. Но в целом, водное поло в Москве переживает упадок. Все лучшие кадры, в том числе, из МГУ, работают на периферии. Двукратный Олимпийский чемпион Кабанов сейчас работает в женской команде Киришей. Там же - Борис Попов, который привел нашу сборную к последней Олимпийской победе в 1980 году. Такое впечатление, что развитие водного поло в Москве никому не нужно. Такие гранды как «Динамо», ЦСК ВМФ, «Торпедо», АЗЛК, та же команда МГУ... Где они все? Когда мы в 1970 году выиграли союзное первенство, ректор МГУ, академик Петровский, приравнял нас к лауреатам Нобелевской премии и извинялся, что не может выдать студентам большую премию. Почему же сейчас стране не нужна здоровая молодежь?!!

- Да, это вопрос. А как же удалось хоть что-то сохранить?

- Энтузиазм. Некоторые люди здесь еще помнят наши успехи, когда мы три раза подряд Кубок европейских чемпионов выигрывали. Но толку от этого никакого. Вот смотрю я на девочек и думаю, что водным поло на жизнь не заработаешь. Пусть лучше поступают в Университет да получают солидное образование, чтобы родители могли за них быть спокойны. Вот сейчас из одиннадцати девчонок, что перед вами в бассейне, пять - чемпионки России. У них и спортивное будущее могло бы неплохо сложиться! А мы вот и живем надеждой, что все окончательно не рухнет и когда-нибудь возродится. Только вот былой энтузиазм иссякает. Во-первых, возраст - мне за 60 лет, во-вторых, поддержки нет никакой. Нигде. Из разряда детей девочки скоро вырастут, а взрослая команда Университету не нужна. Была бы хоть вторая команда СКИФа, тогда было бы куда усилия вкладывать. Вот Катя Танкеева и Маша Янина - замечательные ватерполистки. Не сомневаюсь, если бы у нас здесь была команда мастеров, они обязательно вернулись.

- Хорошо, что хоть в мини поло у вас все нормально...

- По поводу мини водного поло я вам вот что скажу. Пока оно не станет полноправным участником Олимпийского движения, перспектив у вида спорта нет.

- А если вернуться к большому поло, как вы считаете, существует ли теоретическая возможность создать команду на базе МГУ?

- Вот смотрите. Наши девушки 1995 года рождения выиграли «серебро» на первенстве Росси. 1996 года рождения - тоже «серебро», а 1997 года рождения - «бронзу». Согласитесь, на такой базе можно создавать команду. Пусть не прямо сразу, но через какое-то время, они, уверен, были бы в числе лучших в стране. Но им нужно на что-то жить, если тренироваться серьезно. Московской федерации водного поло их обеспечить, наверное, сложно. А вот Спорткомитету города дать им зарплату и воду вполне по силам. МГУ мог бы оказать помощь в поступлении. Но я-то понимаю, что это, скорее, мечты. В советское время еще можно было что-нибудь подобное сделать, а сейчас - это задача утопическая. Ведь раньше, повторюсь, достижения в спорте очень ценились. А сейчас должно быть стыдно от такого бассейна. В реальности не то, что не стыдно, а еще и поддержки никакой!

- Кому же тогда вообще все это надо?

- Получается, тренеру, который живёт надеждой. У девочек остается мизерный шанс вырасти и уехать играть в Кириши. А наставник будет гордиться результатом при пустом кармане. У меня вот сейчас уже есть пара человек, которых, несмотря на возраст, можно предлагать в профессиональные команды. А через год, через два могут семь человек играть. Семь!

- Грустно...

- Вот для Владимира Николаевича большой трагедией стало, что прекратила существование команда МГУ. Ведь он как отец родной для всех игроков был. Студентам в учебе помогал. Ходил по деканатам, бился, чтобы им жизнь облегчить. Вплоть до бытовых вопросов - все решал! Он был предан водному поло до самого конца. Летом мы его похоронили, а я его в мае видел в бассейне - до профилактики.

- А помните какой-нибудь случай, ярко отображающий характер Бартяева?

- Помню, в 1970-х годах одного из лучших вратарей мира, Юрия Павловича Митянина, аппендицит прихватил. Мы тогда в Сочи были. С билетами сложно. А Владимир Николаевич, не взирая ни на какие трудности, остался с Митяниным и выхаживал его, как родная мать.

- А как он со студентами ладил?

- Со студентами, имевшими довузовскую спортивную подготовку, он продолжал работать, причем так, как с командой мастеров. Многие этого не понимали. И относились к нему без должного пиетета. Зря! Это был великий мастер!

«Я застал два сезона, когда в университете еще была команда мастеров!» - вспоминает о Владимире Николаевиче экс-вратарь клуба МГУ Евгений Русавский. - «Помню, как менялись главные тренеры, а Бартяев был всегда. Он был носителем традиций команды. Славных традиций. Вот и когда все развалилось, он остался в Университете, увлеченно занимался студенческой командой. Помимо действующих студентов, туда приходили и те, кто уже закончил МГУ. По сути, это была единственная внятная ватерпольная университетская команда. То есть практически все водное поло в МГУ на Владимире Николаевиче и держалось. А потом началось мини ватерпольное движение. Владимир Николаевич был человеком, который это все поддержал. Именно под его руководством собрались все те ребята, что выиграли последний чемпионат России.

- А запомнился ли какой-нибудь яркий случай, связанный с Владимиром Николаевичем?

- Историй было много. Все и не упомнить. Сейчас вот что хотелось бы сказать. Когда мы выиграли международный турнир «Мяч на воде» в «Чайке» этим летом, Владимир Николаевич только покинул больницу после операции. Мы взяли огромный кубок, который нам вручили за победу, и отправились к нему домой, чтобы поблагодарить его и сказать нашему наставнику теплые слова. Я впервые побывал у него. И увидел, что это простенькая квартирка в панельном доме. Обстановка, мягко говоря, весьма и весьма скромная. И тогда я подумал, что страна наша никогда не поднимется с колен, или с чего-то иного, на чем там она стоит, пока такие великие люди, столько сделавшие и для самой страны, и для спорта в этой стране, и для молодежи в этой стране, будут жить в подобных условиях.

- А что держало Владимира Николаевича здесь, у разбитого корыта?

- Он просто не мог без этого! Вкладывал всю свою волю и энергию в водное поло. Ведь он был настоящий профессионал! И, несмотря на то, что в последнее время он работал не с мастерами, к делу он относился профессионально. Ребятам-студентам давал такие советы и приоткрывал такие секреты мастерства, что, как говорится, ни в одной книжке не прочтешь! Не могу не сказать об очень личном. Именно Владимир Николаевич научил плавать мою дочь, когда я ее привел в наш бассейн. Он много времени потратил на то, чтобы поставить ей технику, при этом, он был очень добр к ней. Как, впрочем, и ко всем остальным тоже. Для меня он всегда был добрым другом и наставником. От него всегда шла позитивная энергия. Таким мы его и запомнили.

Редактор материала: Игорь Чекунов